Специально-криминологическое предупреждение мошенничества - Правовой портал Украины
LEX       
Правовой портал


МЕНЮ

Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

При заполнении заявки в качестве своего города укажите КИЕВ
конструктор договоров Украина

4.2. Специально-криминологическое предупреждение мошенничества

Предупреждение мошенничества, по нашему мнению, должно включать в себя три основных блока: 1) профилактика преступлений среди несовершеннолетних и молодежи; 2) виктимологическая профилактика; 3) предупреждение криминального профессионализма. То есть, если в качестве объекта[427]) общесоциального предупреждения преступлений, в том числе и мошенничества, выступают большей частью общественные отношения, то объектом специально-криминологического предупреждения становится личность и те социальные явления и процессы, под воздействием которых она формируется и проявляется.

По нашим данным наибольшее количество лиц, осужденных за мошенничество, попадает на возрастную категорию 14-29 лет - более 70%, из них 45% - на возрастную категорию - 18-24 года. Это говорит об омоложении современных мошенников, но если посмотреть глубже, то это говорит еще и о том, что общество не уделяет должного внимания подрастающему поколению. Формирование личности имеет ограниченный период, в процессе воспитания и социализации у несовершеннолетних наблюдается изменчивость социальных позиций, круга и содержания социальных функций и от общества зависит в какое русло их направить и какое поведение следует ожидать от них в будущем при выборе самостоятельного жизненного пути.

По результатам исследования, проведенного в феврале 1996г. Украинским научно-исследовательским институтом проблем молодежи, во всех областях Украины, на вопрос "Что из нижеперечисленного Вас волнует больше всего?" респонденты ответили, что очень волнуют: низкие доходы - 62%; безысходность положения, отсутствие перспектив - 34%; плохое жилье - 30%; плохие бытовые условия - 26%; отношения в семье - 27%; угроза потерять здоровье - 26%; плохое здоровье, необходимость лечения - 23%; трудности в получении образования - 20%; отсутствие свободного времени - 18%; переутомленность - 17%; пьянство одного из членов семьи - 13% [362][428]). То есть, в большинстве те проблемы, которые могут играть роль криминогенных факторов. И если государство и общество не помогает их решению - молодежь решает их сама и не всегда правомерными способами и средствами.

Мер, направленных на профилактику преступлений среди несовершеннолетних и молодежи, разработано много[429]). Но реально наблюдается, что управления и отделы по делам семьи и молодежи, службы по делам несовершеннолетних принимают недостаточные меры по организации общественно-полезной деятельности подростков и молодежи, не исполняется программа развития сети центров социальных служб для молодежи, актуальным остается вопрос коренного улучшения работы клубов по месту проживания; органы образования ослабили внимание к организации учебно-воспитательного процесса, внеклассной работы, распространению правовых знаний и правового образования среди учащихся; подразделения криминальной милиции на местах не в полной мере выполняют требования Закона Украины "Об органах и службах по делам несовершеннолетних и специальных учреждениях для несовершеннолетних" в части профилактики правонарушений среди несовершеннолетних и молодежи. Отсутствует и тесное взаимодействие указанных органов. И до тех пор пока они и другие уполномоченные на то органы не будут выполнять или выполнять не в полной мере возложенные на них обязанности по профилактике, подростки и молодежь будут вовлекаться в преступную деятельность, будет расти преступность несовершеннолетних, в том числе рецидивная и корыстная преступность, в том числе и мошенничество, так как детерминируются они, в основном, одними и теми же факторами.

Но если профилактике преступлений среди несовершеннолетних и молодежи уделяется хотя бы какое-то внимание, то целенаправленная виктимологическая профилактика, особенно мошенничества, в Украине практически отсутствует. Под виктимологической профилактикой в криминологии понимается специфическая деятельность социальных институтов, направленная на выявление, устранение или нейтрализацию факторов, обстоятельств, ситуаций, формирующих виктимное поведение и обусловливающих совершение преступлений, выявление групп риска и конкретных лиц с повышенной степенью виктимности и воздействии на них в целях восстановления или активизации их защитных свойств, а также разработка либо совершенствование уже имеющихся специальных средств защиты граждан от преступлений и последующей виктимизации [171][430]). Мы уже отмечали, что в качестве одного из главных условий совершения мошенничества выступает виктимное поведение жертвы преступления. "Жертва не только может "активизировать" мотивы, провоцирующие преступление, но и "подсказать" саму идею преступления. Жертва может также способствовать возникновению ситуации, благоприятствующей совершению преступления, и, наконец, либо своим отношением, либо своим поведением предопределить переход преступника к действию" [298][431]). При мошенничестве это особенно актуально, так как от жертвы зависит само совершение этого преступления - передаст ли она добровольно свое имущество или имущественные права или нет.

Одним из наиболее действенных мер виктимологической профилактики, реализация которых возможна без особых сложностей и затрат, являются меры по осведомленности населения. "Криминологическая осведомленность предполагает постоянное ознакомление населения с количественно-качественной характеристикой наиболее распространенных в данной местности, регионе, области преступлений с целью: побуждения населения к активному поведению, направленному на обеспечение эффективности профилактических мероприятий; устранению виктимного поведения; раскрытия способов совершения преступниками преступлений, то есть снятия "тайны" с деятельности преступников; выявления латентных преступлений; активизации предупредительной (охранной) работы государственных органов, общественных организаций, граждан; улучшения взаимодействия и координации в профилактике преступности", - отмечает по этому поводу В.В. Голина [64][432]). Проведенное им же изучение общественного мнения по вопросу о воздействии на поведение опрашиваемых более глубокой и полной информации о преступности показало следующие результаты: 36% респондентов ответили, что стали бы лично осмотрительнее, чтобы не подвергнуться насилию, корыстным посягательствам, обману; 29,4% - предупредили бы членов семьи и знакомых о повышении бдительности; 19,4% - сообщили бы в соответствующие органы о готовящемся или уже совершенном преступлении; 12,2% - приняли бы все вышеуказанные меры; сами бы не совершали преступлений 3% респондентов [64][433]).

Изложенное в полной мере относится и к мошенничеству. Информация о новых видах мошенничества, месте, времени, способах и средствах его совершения, о личности мошенников и криминогенных ситуациях, создаваемых ими для совершения преступления, оказала бы существенное влияние на уменьшение уровня мошенничества. В последнее время было издано около двух десятков различных научно-популярных и публицистических произведений, освещающих вопросы предупреждения мошенничества среди населения [135, 156, 229, 270, 271][434]), в том числе и в сфере частнопредпринимательской деятельности [7, 187, 205, 228][435]). Несмотря на то, что большинство из них изданы в России, они в достаточном количестве были представлены на книжном рынке Украины. Да и эволюция мошенничества в странах СНГ идет примерно одинаковым путем. Многие крупные мошеннические аферы начинались в России, а затем воспроизводились в Украине и других постсоветских республиках. Проблема заключается в другом: из-за высокой цены они не доступны широким слоям населения. Поэтому более эффективной представляется осведомленность населения через средства массовой информации. В первую очередь через телевидение, которое на сегодняшний день является одним из наиболее доступных средств массовой информации, путем освещения проблем борьбы с мошенничеством в новостях, специальных программах, направленных на профилактику преступлений, в том числе и мошенничества, с привлечением работников правоохранительных органов. Во-вторых, через печатные средства массовой информации. Положительный опыт в этом плане уже имеется. Многие из газет ввели отдельную страницу, на которой печатаются материалы, освещающие криминальную хронику региона (города), вопросы борьбы с преступностью, деятельность правоохранительных органов. А некоторые из них - даже специальные рубрики, отражающие борьбу с мошенничеством, рассказывающие о новых видах мошенничества и мерах противодействия им. Например, "Уголок Остапа Бендера" в газете "Уголовное дело", "Записки надувного шарика" в "Харьковских губернских вестях" и т.п. С 1995г. в России издается газета "Мошенники", которая распространялась в большинстве областей Украины, а с 1997г. - ее украинский вариант "Мошенники и закон". На информационной странице этой газеты указано, что она зарегистрирована "как издание по освещению работы правоохранительных органов и общественности по борьбе и профилактике одной из наиболее распространенных форм преступности - мошенничества".

Повышение качества осведомленности о мошенничестве возможно и необходимо путем проведения лекций, бесед, собраний с различными социальными группами (трудовыми коллективами на предприятиях, учреждениях, организациях; учащимися в школе; пенсионерами по месту жительства и т.п.). Проведенный нами курс лекций по виктимологической профилактике мошенничества в ряде школ Киевского района г. Харькова среди старших классов с детальным изложением видов современного мошенничества, способов, средств и уловок профессиональных мошенников, характеристики их личности вызвал интерес не только у учащихся, но и у учителей. Такие мероприятия могут осуществлять как научные сотрудники, так и работники правоохранительных органов, участковые инспекторы, специально подготовленные члены общественных объединений граждан.

Криминологическая осведомленность населения напрямую связана с правовым образованием граждан, правовым воспитанием и мышлением. Правовое образование населения предполагает систематическое и последовательное воздействие на сознание граждан с целью формирования у них правовых знаний, воспитания уважения к закону и соблюдению правовых требований, повышения социальной активности граждан в правовой сфере, формирования стереотипов позитивного поведения, неравнодушного отношения к нарушениям законности и правопорядка. Однако утвержденная постановлением Кабинета Министров Украины от 29.05.1995г. №366 Программа правового образования населения Украины [403][436]) реализуется крайне медленно, что сказывается и на уровне преступности.

К мерам виктимологической профилактики следует отнести и устранение виктимогенных особенностей современных зданий, жилых домов, парков, улиц, рынков. Связь планировки, застройки и преступности уже давно замечена криминологами. В зарубежной криминологии зародилось и новое направление в практике предупреждения преступности - архитектурная криминология. Еще в 1978г. в Висбадене состоялся первый международный симпозиум по вопросам планирования городского строительства и связи между архитектурой жилых районов и ростом преступности [128][437]). Исследования в этом направлении продолжаются и в настоящее время. В СССР же подобные исследования практически не проводились, а в Украине только начинаются [353][438]). Между тем практика застройки городов, сложившаяся во времена СССР, продолжается и сейчас. Многоэтажные, многоквартирные дома, построенные по стандартным типовым проектам, порождают лишь разобщенность проживающих в них людей, нестабильность соседских связей, способствуют развитию безличных, холодных отношений между ними. "Местная община - коллектив соседей, которые готовы оказать поддержку друг другу, чьим мнением люди могли бы дорожить и взаимоотношения с которыми (одобрение - осуждение) могли бы оказаться эффективным механизмом социального контроля, - по мнению С.М. Иншакова, - практически не жизнеспособна в каменных джунглях" [128][439]) (под каменными джунглями автором как раз и понимаются многоэтажки).

Поэтому новые строения, жилые массивы должны строиться с учетом криминологических реалий, чтобы граждане не считали, что внешний мир начинается за порогом его квартиры на восьмом или девятом этаже, а рассматривали дом и прилегающую к нему территорию как совместное достояние и тревожились о том, что происходит на общей для них территории, стремились к солидарности и стабильности соседских связей, развивали дух территориальной общности, направленный на заботу и охрану своей собственности и собственности своего соседа. Принципы добрососедства во многих развитых странах были положены в основу реализации предупредительных программ по созданию ассоциаций соседей, действующих по принципу "сосед-сторож" и направленных на снижение уровня имущественных преступлений [327][440]). Этот положительный опыт необходимо внедрять и в Украине.

Здания и места массового скопления людей (улицы, рынки и т.п.) к тому же должны планироваться с учетом максимального просмотра территории, чем бы затруднялось совершения преступниками преступлений и превращение их в криминогенные объекты. Конечно, то, что построено, изменить довольно трудно, но возможно. Например, превращение жилого дома в кондоминиум[441]) (ассоциацию сособственников квартир) даст возможность гражданам внедрить систему охраны или наблюдения, что реально снизит уровень имущественных преступлений (в первую очередь краж, но и мошенничества с помощью проходного подъезда). Тем более, что необходимые предпосылки для этого созданы[442]).

К виктимологической профилактике примыкает и проблема возмещения ущерба жертвам преступлений. Одной из функций государства является защита своих граждан от преступных посягательств. И если государство не смогло обеспечить эту защиту, оно должно нести определенную меру ответственности за это. "Триада ответственности государства перед преступником, перед жертвой и перед невиновным третьим лицом, которому может быть причинен вред, стала важным правовым и политическим вопросом современного общества", - отмечает по этому поводу американский криминолог В. Фокс [340][443]). Институт возмещения ущерба жертвам преступления был введен в законодательство многих развитых стран [140][444]). Первый в мире такой закон был принят еще в 1963г. Новой Зеландией. Затем некоторыми штатами США, провинциями Канады и Австралии, ФРГ [360][445]). В 1985г. была принята Декларация ООН "Об основных принципах отправления правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью", в 1987г. Совет Европы принял Рекомендации "О помощи жертвам преступлений и предупреждении виктимизации", а в Стокгольме создан Европейский Форум поддержки жертв преступлений и проведена первая европейская конференция по проблемам развития услуг и помощи жертвам преступлений [140][446]).

В Украине проблема возмещения ущерба жертвам преступлений на законодательном уровне впервые была поднята только в 1993г., когда Верховный Совет Украины в своем постановлении от 23.01.1993г. №2913-XII "О состоянии исполнения законов и постановлений Верховного Совета Украины по вопросам правопорядка и мерах по усилению борьбы с преступностью" [388][447]) поручил Кабинету Министров Украины рассмотреть вопрос о создании Фонда возмещения убытков гражданам, потерпевшим от преступлений и злоупотреблений властью. Вопрос рассматривался и в Государственной программе борьбы с преступностью, утвержденной постановлением Верховного Совета Украины от 25.06.1993г. №3325-XII (п.11) [389][448]). В п.85 Комплексной целевой программы борьбы с преступностью на 1996-2000 годы, утвержденной Указом Президента Украины от 17.09.1996г. №837/96[449]), уже говорится о решении вопроса по созданию фонда помощи потерпевшим от преступления. Но реально на сегодняшний день ничего не сделано, хотя такой фонд безусловно должен быть создан. Предварительно же необходимо принять закон о возмещении государством материального ущерба жертвам преступлений независимо от того, пойман преступник или нет. Считаем, что ущерб гражданам от мошенничества, нанесенный трастовыми и иными финансовыми компаниями и обществами должен быть возмещен государством. Если государство разрешило их деятельность и не смогло проконтролировать, оно должно нести за это ответственность.

Что же касается предупреждения криминального профессионализма, то здесь должен реализовываться весь комплекс мер, начиная с профилактики и заканчивая пресечением преступной деятельности.

Во-первых, в предупреждении профессиональной преступности значительная роль должна отводиться уголовному законодательству. Мы имеем в виду не ужесточение наказания, а повышение роли общей и частной превенции уголовного закона.

В литературе по этому поводу были высказаны различные суждения, но суть их сводится, в основном, к совершенствованию института множественности преступлений. Так, А.И. Гуров предлагает назначать наказание профессиональным преступникам не путем поглощения, а путем полного и частичного сложения наказаний, но в пределах установленных для данного вида наказаний, а не в пределах статьи. Он же отмечает, что в идеальном варианте было бы целесообразно в Общей части УК определить признаки профессионального преступника, раз уж такой тип личности признан криминологической наукой, а в уголовно-правовые нормы ввести квалифицирующий признак - совершение преступления профессиональным преступником. В качестве альтернативного варианта решения проблемы он предлагает возвратиться к понятию преступного промысла в уголовном праве и использовать его в качестве квалифицирующего признака в ряде составов преступлений, предусматривающих ответственность за посягательства на собственность, что позволило бы типизировать корыстных преступников и выделить среди них профессиональных, соответственно и применять справедливые меры наказания. Для более объективной оценки общественной опасности личности виновного и индивидуализации наказания необходимо предусмотреть в статье, устанавливающий перечень отягчающих посягательств, дополнительное отягчающее вину обстоятельство - специализация лица на совершении преступлений, под которой понимать устойчивость преступной деятельности и навыков ее осуществления [73][450]).

А.Ф. Зелинский рекомендует ввести в Общую часть УК статью, определяющую понятие преступной деятельности как системы преступных действий, подчиненных одному и тому же мотиву. Он отмечает, что поскольку преступная деятельность может состоять из разных действий и повторность - не всегда деятельность, бесполезно пытаться решить проблему адекватной правовой оценки повторности путем конструирования квалифицированных составов преступлений по этому признаку в статьях Особенной части УК. В связи с этим предлагается предусмотреть в Общей части УК усиление наказания за преступную деятельность, состоящую из повторности или совокупности преступлений, в зависимости от продолжительности и размеров причиненного ущерба, в пределах, вдвое превышающих верхний предел той статьи, которая устанавливает более строгое наказание. Совокупность и повторность, не составляющие преступную деятельность, могли бы повлечь наказание в пределах санкции статьи, предусматривающей более строгое наказание. При этом прежняя судимость может повлиять на размер нового наказания лишь в двух случаях: 1) когда новое преступление явилось продолжением преступной деятельности или совершено для ее продолжения и 2) ранее назначенное наказание не отбыто. В первом случае было бы целесообразно, как и при повторности или совокупности преступлений, составляющих преступную деятельность, увеличить размер наказания, выходя за пределы санкции более строгой статьи, а во втором - установить обязательное присоединение неотбытого наказания к вновь назначенному, а при сочетании этих двух условий применять оба правила [119][451]).

Рассуждая далее по этому вопросу, А.Ф. Зелинский совместно с Н.И. Коржанским приходят к выводу, что основой современной научной концепции ответственности за множественность преступлений должна стать теория преступной деятельности. По их мнению, пришло "время отказаться от конструирования в статьях Особенной части УК квалифицирующих составов преступлений по признаку их повторности и рецидива. Правовое регулирование ответственности лиц, которые неоднократно нарушают уголовные законы, должно проводиться нормами Общей части, которые определяли бы признаки преступной деятельности" [122][452]).

Ответственность за преступную деятельность должна найти свое отражение в институте множественности преступлений. К сожалению, в проекте нового УК Украины эта проблема осталась неразрешенной. Поэтому институт множественности преступлений должен быть подвергнут серьезной разработке, чтобы в нем нашли свое всестороннее решение вопросы ответственности за преступную деятельность. Уголовный закон должен отражать реальную криминологическую обстановку в государстве и служить предупреждению преступности, в том числе и профессиональной.

Во-вторых, вопросы предупреждения профессиональной преступности должны быть отражены и в государственных программах борьбы с преступностью, ведь она качественно влияет и на преступность рецидивную и на преступность организованную [322][453]). Между тем, в Комплексной целевой программе борьбы с преступностью на 1996-2000 годы об этом говорится лишь косвенно в п.45, где указывается на необходимость изучения роли "авторитетов" и "воров в законе", организаторов преступных групп, в том числе на почве этнических и родственных связей, в разделе сфер влияния на регионы, а также направлений преступной деятельности и вовлечении в нее несовершеннолетних.

В-третьих, предупреждению профессиональной преступности должна послужить и коренная перестройка деятельности правоохранительных органов. Президент Украины Л.Д. Кучма, выступая на одном из заседаний Координационного комитета по борьбе с коррупцией и организованной преступностью, отметил, что государственные органы вообще и правоохранительные в частности работают не на опережение преступности, а вслед ситуации в порядке принудительного реагирования на ее изменения [311][454]). Думается, что время для такой перестройки уже давно пришло. Но, естественно, это должны быть не "чистки" с увольнением неугодных и, как правило, наиболее опытных работников, а научно обоснованная, просчитанная на эффективность, реформа именно деятельности правоохранительных органов (а не ликвидация отделов, управлений и создания вместо них таких же других, неспособных вести борьбу с преступностью), выработка новых форм и методов работы, повышение профессионального уровня сотрудников.

В-четвертых, в плане предупреждения мошенничества было бы целесообразным, на наш взгляд, воссоздание ранее существовавших в структуре уголовного розыска специальных подразделений по борьбе с мошенничеством. Специальные подразделения по борьбе с мошенничеством существуют во многих развитых странах мира. Например, в США создан отдел по борьбе с мошенничеством при Департаменте юстиции США, действует также и Ассоциация следователей по делам о мошенничестве. Многие крупные зарубежные компании, банки и другие учреждения имеют собственные отделы, деятельность которых направлена на предупреждение в отношении них мошенничества [7, 50][455]).

Сотрудники таких специальных подразделений могли бы создать и банк данных на профессиональных мошенников. Соответственно необходимо и обеспечение их методиками расследования новых видов мошенничества. Ряд таких методик уже существует и они вполне применимы к расследованию "традиционных" видов мошеннических посягательств [4, 34, 275, 368][456]), но новые виды требуют своего методического обеспечения для своевременного и быстрого их раскрытия [161][457]).

Требует оживления и следственная профилактика преступлений, в том числе и самая распространенная и эффективная ее форма - вынесение представлений об устранении причин и условий совершения преступлений в порядке ст.231 УПК Украины[458]). По изученным нами делам было вынесено только 27 представлений, что составляет всего лишь 12% от общего числа дел, из них 17 представлений были направлены в органы внутренних дел (эффективность их выполнения вызывает сомнения, так как адресовались они обычно начальнику РОВД, в подчинении которого находится следователь, а предложения заключались