Механизм преступного поведения при мошенничестве - Правовой портал Украины
LEX       
Правовой портал


МЕНЮ

Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

При заполнении заявки в качестве своего города укажите КИЕВ
конструктор договоров Украина

 

3.4. Механизм преступного поведения при мошенничестве

Человеческое поведение по своему социально-психологическому содержанию очень сложное и многоплановое явление. Поведением называется социально значимая система действий человека. Отдельные поведенческие действия называются поступком, если он соответствует общепринятым нормам поведения, и проступком, если не соответствует этим нормам. Общественно опасное, противоправное, виновное и уголовно наказуемое поведение, совершаемое под контролем сознания и воли человека, признается преступлением [105][340]).

Для рассмотрения преступного поведения в динамике в криминологии используется такое понятие как "механизм преступного поведения", под которым понимается связь и взаимодействие внешних факторов объективной действительности и внутренних, психических процессов и состояний, детерминирующих решение совершить преступление, направляющих и контролирующих его исполнение [216][341]). В нем проявляются причины и условия совершения преступления, антиобщественная направленность личности.

В механизме преступного поведения, как и любого правомерного поведения, можно выделить три основных этапа: 1) мотивация преступления; 2) планирование преступного деяния; 3) исполнение преступления и наступление общественно опасных последствий. Наиболее полно указанные этапы преступного поведения выступают в так называемых предумышленных преступлениях, т.е. в таких, совершение которых сознательно планировалось субъектом еще до наступления ситуации, в которой осуществлялось его преступное намерение [216][342]). К таким преступлениям следует отнести и мошенничество, поэтому данная схема взята за основу при рассмотрении преступного поведения совершения мошеннических посягательств.

Ведущая роль в механизме преступного поведения принадлежит мотивации. Мотивация - одна из центральных и вместе с тем малоисследованных проблем общей теории психологии. Термин "мотивация" в современной психологии используется в двух смыслах: как обозначающее систему факторов, детерминирующих поведение (сюда включаются в частности потребности, мотивы, интересы, намерения, стремления, цели, идеалы и т.д.), и как характеристика процесса, который стимулирует и поддерживает поведенческую активность на определенном уровне. В связи с этим, мотивацию определяют как совокупность причин психологического характера, объясняющих поведение человека, его начало, направленность и активность [224][343]). Она позволяет ответить на вопросы "почему", "зачем", "для какой цели", "ради чего" избирается определенный вариант поведения, к чему стремится человек.

Основываясь на достижениях психологической науки, в криминологии сложились три подхода к пониманию мотивации преступного поведения. Во-первых, понятие мотивации употребляется для характеристики комплекса мотивов, свойственных тому или иному лицу или той или иной форме поведения [178][344]). Во-вторых, мотивация преступного поведения понимается как процесс возникновения и формирования мотива преступления [216][345]), его оформления и развития, а затем и реализации в фактических преступных действиях [164][346]). В третьих, мотивация рассматривается как внутренний стержень генезиса преступного поведения в целом, результирующая взаимодействия личности преступника с социальной криминогенной средой (мотивация в широком смысле).

Понятие мотивации в широком смысле представлено в ряде работ В.В. Лунеева [201, 204][347]). Он выделяет следующие этапы мотивации преступного поведения: 1) актуализация потребности; 2) формирование мотива; 3) целеобразование; 4) выбор путей достижения цели; 5) прогнозирование возможных результатов; 6) принятие решения; 7) контроль и коррекция действий; 8) анализ наступивших последствий; 9) раскаяние или выработка защитного мотива [201][348]). При таком понимании мотивация охватывает не только мотив, а и иные внутренние факторы, что приводит к отождествлению мотивации со всем механизмом преступного поведения. Поэтому мы в дальнейшем, будем придерживаться второго, более узкого подхода к пониманию мотивации, считая ее лишь одной из составных частей механизма преступного поведения.

Приступая к умышленному действию, преступник мысленно создает его модель в своем сознании. Поэтому первый, подготовительный этап преступного действия при мошенничестве - мыслительный, внутренний. Он состоит из осознания мотива и цели действия, борьбы мотивов и принятия решения действовать определенным образом [216][349]). В психологической и правовой литературе однозначного понимания мотива поведения до сих пор не сложилось. Большинством авторов мотив понимается как побуждение к совершению определенных действий, причем побуждение осознанное [164][350]). Побуждения сами по себе не могут быть источником действия. Чтобы стать таким источником, они должны быть осознаны лицом в качестве мотива. Лишь став мотивом, психическая энергия побуждения превращается в волевую энергию и порождает определенные действия [349][351]). Таким образом, мотив совершения мошенничества - осознанные внутренние побуждения, которыми руководствовалось лицо, совершая преступное посягательство.

В качестве побуждений человеческой активности обычно выступают потребности, чувства, интересы, ценностные ориентации, мировоззрение, идеалы, привычки и т.п. [216][352]) Наиболее распространенными побуждениями выступают потребности. Потребность - это состояние нужды человека в определенных условиях, которых ему не достаточно для нормального существования и развития. Потребность как состояние личности всегда связана с наличием у человека чувства неудовлетворенности, неустроенности, она связана с отсутствием того, что требуется. Потребность активизирует и стимулирует поведение личности. Она приводит человека в состояние повышенной возбудимости, поддерживает активность до тех пор, пока соответствующее состояние нужды не будет удовлетворено [224][353]).

В самом общем виде потребности разделяются на: 1) первичные, витальные (врожденные, биологические) потребности: в пище, воде, сне, отдыхе, самозащите, родительские потребности, сексуальные потребности и т.д.; 2) культурные, приобретенные потребности, которые имеют общественный характер по природе своего происхождения. Культурные потребности делятся на материальные, материально-духовные и духовные [105, 304][354]).

У лиц, совершающих мошеннические посягательства, преобладают, в основном, витальные и материальные потребности. Перед лицом, осознавшим, что для удовлетворения своих потребностей оно нуждается в имуществе, возникают два варианта решения проблемы: приобрести его законным путем либо же преступным, завладев чужим. На данном этапе происходит борьба мотивов, с учетом обстоятельств формирования личности, имеющегося жизненного опыта взвешиваются все "за" и "против". Потребность в имуществе трансформируется в корыстный мотив. Корысть как мотив мошенничества означает стремление лица получить какую-либо материальную выгоду, пользу [44][355]) посредством заведомо противоправного, предусмотренного уголовным законом, завладения чужим имуществом или не принадлежащими виновному имущественными правами [116, 117][356]). Мы уже указывали, что наличие корыстного мотива является обязательным признаком субъективной стороны состава мошенничества. Его отсутствие исключает квалификацию действий виновного по ст.143 УК Украины.

В.П. Казимирчук и В.Н. Кудрявцев указывают, что противоправное поведение движимо чаще всего мотивами корысти, эгоистических и агрессивных стремлений [133][357]). По мнению Б.С. Волкова, корысть - это не только распространенный, но один из самых сильных мотивов, толкающих людей на совершение преступлений. По силе своего воздействия на личность, по способности вызывать активность он не имеет себе равных и может уступать разве что половому инстинкту [44][358]). При совершении же мошенничества корыстный мотив соединяется со специфическими способами воздействия на потерпевшего - обманом или злоупотреблением доверием, что, как уже отмечалось, ставит мошенничество в преступном мире в разряд "элитных" преступлений, придавая ему и личности мошенника повышенную общественную опасность.

Анализ обобщения уголовных дел показал, что в большинстве из них материалы не содержат информации о мотивах совершения мошенничества виновными (в отношении 74,4% осужденных). В тех же, где такая информация присутствовала, осужденными в качестве мотивов назывались следующие: необходимость в деньгах для личных нужд (8,3% осужденных), тяжелое материальное положение (6,3% осужденных), отсутствие средств к существованию (3,9%), возврат ранее похищенных у них денег путем мошенничества (1,9%), необходимость в деньгах для покупки наркотиков или спиртных напитков, для уплаты долга, для приобретения лекарств, для устройства личной жизни и семьи, ради интереса (5,2%). Большинство проинтервьюированных осужденных в качестве мотивов также назвали необходимость в деньгах для удовлетворения своих различных нужд. Хотя некоторые мотивировали совершение преступления необдуманностью, глупостью, "за компанию", расчетом на безнаказанность. То есть в большинстве случаев указывались не мотивы, а мотивировка совершения мошенничества. Под мотивировкой понимается рациональное объяснение лицом своих действий посредством указания на социально приемлемые для него обстоятельства, побудившие его к выбору данного действия [160][359]). Мотивировка не всегда совпадает с подлинным мотивом действия, она может быть ложной. Ложная мотивировка используется для того, чтобы скрыть или облагородить истинные побуждения, сохранить свой статус, лучше выглядеть среди окружающих и т.п. [153][360]). Поэтому совершение мошенничества из-за необдуманности, глупости, "за компанию", ради интереса, потому что в отношении лица ранее было совершено мошенничество, из-за тяжелого материального положения - это всего лишь мотивировка, которая используется мошенниками для маскировки корыстного мотива, введения в заблуждение следствия и суда, уменьшения меры наказания.

Осознание потребности, превращение ее в мотив, подводит лицо к стадии целеобразования, то есть к формированию цели действия, ее выбору и определения отношения к ней [263][361]). Цель представляет собой осознанный образ предвосхищаемого результата, на достижение которого направлено действие человека. Образ предвосхищаемого результата приобретает побудительную силу, становится целью, начинает направлять действие и определять выбор возможных способов ее осуществления [160][362]). Смысл цели определяется доминирующим мотивом или группой мотивов. Мотив и цель приводят к выбору предмета преступного посягательства. При мошенничестве - это имущество, и цель заключается в противоправном завладении им. По своему содержанию цель при мошенничестве, как и мотив, является корыстной.

Конкретизация мотива приводит лицо к принятию решения и формированию второго звена механизма преступного поведения - планированию преступления [216][363]). Решение занимает центральное место в механизме преступного поведения[364]), его принятие определяет готовность лица совершить преступление, в нем находит свое отражение причины преступления [216][365]).

Приняв решение об определенном поведении, лицо переходит от целеобразования к целеосуществлению. На данном этапе определяются способ и средство совершения преступления, место, время его совершения, подыскиваются условия совершения. Поставленная цель конкретизируется, то есть наполняется соответствующим предметным содержанием [26][366]). Лицо, внутренне готовое совершить преступление, определяет какое именно имущество необходимо для удовлетворения его потребностей - деньги, золотые изделия, продукты и т.п. Как показали результаты нашего исследования, деньги являлись предметом в 80% случаев совершения мошенничества. Действительно, они являются наиболее удобным и самым распространенным средством для удовлетворения большинства человеческих потребностей. При удовлетворении своих потребностей с помощью похищенных денег лишь в редких случаях необходимо указывать источник их появления. За деньги можно приобрести любое иное, нужное лицу благо, в том числе и исключенное или ограниченное в гражданском обороте. Завладевая же движимым или недвижимым имуществом, мошенники должны в определенных случаях подтверждать право собственности на них, что толкает их на изготовление поддельных документов либо на совершение ряда дополнительных действий, направленных на незаконную перепродажу такого имущества, что в конечном итоге повышает возможность их уличения в совершении преступления.

На данном этапе определяется и способ совершения преступления: обман или злоупотребление доверием, что позволяет в дальнейшем квалифицировать действия лица как мошенничество.

Между принятым решением совершить мошенничество и непосредственным его исполнением в зависимости от вида мошенничества проходит довольно значительный промежуток времени, направленный на обучение преступным навыкам (например, при игорном, валютном мошенничестве), приискание или изготовление средств совершения мошенничества (форменная одежда, лотерея, подложные документы и т.п.), получения необходимых знаний, совершения ряда действий для создания нужного имиджа (знакомство, вхождение в доверие, регистрация фирмы, оборудование офиса, дача рекламы и т.п.). На этом этапе механизма преступного поведения при необходимости подыскиваются соучастники или создается организованная группа (либо же лицо, решившееся совершить преступление, само становится членом уже существующей группы), намечается план действий с учетом реально сложившейся обстановки, собственных возможностей и иных обстоятельств объективной действительности, происходит распределение ролей и прогнозирование возможных последствий, способов сокрытия следов преступления и реализации или использования похищенного имущества.

Определенную роль в механизме преступного поведения, в том числе и при совершении мошенничества, занимает криминогенная жизненная ситуация. Под ней понимается совокупность таких обстоятельств жизни лица, которые влияют на принятие им решения о совершении преступления [13][367]) либо же которые вызывают у лица окончательную решимость совершить данное преступление [89][368]). Элементами криминогенной ситуации могут быть: 1) обстоятельства, локализующие преступление по времени, месту, кругу участников; 2) свойства людей, вещей, иных предметов, оказывающих влияние на действия лица; 3) обстоятельства нахождения вещей и особенности поведения, положения, состояния людей, на которые обращает внимание лицо при выборе и реализации противоправного варианта поведения [169][369]).

Ситуации, предшествующие совершению мошенничества, можно разделить на две группы: 1) созданные самим виновным и 2) созданные потерпевшим. Как показывают результаты нашего исследования, в механизме преступного поведения при мошенничестве преобладают криминогенные ситуации первой группы. Мошенники, как наиболее активные, деятельные преступники, при отсутствии необходимой жизненной ситуации, стараются создать ее сами, используя ранее смоделированную такую ситуацию в сознании. Нередко в этом им помогают потерпевшие, которые своим легкомысленным, неосторожным, а иногда и откровенно провоцирующим поведением вызывают решимость совершить преступление.

Криминогенная жизненная ситуация не является ни причиной, ни условием совершения преступления. В механизме преступного поведения при мошенничестве она иногда играет роль повода для совершения преступления [89][370]) и возникает или формируется на этапе планирования, непосредственно перед совершением преступления.

Преступное поведение заканчивается этапом исполнения решения, то есть совершением мошенничества и выполнением ряда действий, получивших в криминологии название посткриминального поведения (рис. 3.1), под которым понимается поведение, непосредственно следующее за этапом исполнения решения и органически связанное с совершенным преступлением [171][371]).

 

С р е д а

 

Формирование

мотивации

 

 

Принятие решения

планирование

 

 

Исполнение

решения

 

 

Посткриминальное

поведение

 

 

 

 

 

Л и ч н о с т ь

 

Рис. 3.1. Место посткриминального поведения в механизме преступного поведения.

На этапе посткриминального поведения мошенник принимает меры к оставлению места совершения преступления и сокрытию следов преступления, производит анализ происшедшего, наступивших последствий, распоряжается похищенным, вырабатывает ложное алиби, защитные мотивы, совершает иные, необходимые с его точки зрения действия для того, чтобы его не разоблачили и не привлекли к уголовной ответственности. На этапе посткриминального поведения принимается решение об отказе от совершения преступлений вообще, либо же наоборот - о совершении преступлений в будущем.

Выше мы рассмотрели механизм преступного поведения, направленный на реализацию одного преступления. Для большинства же мошенников характерно то, что возникший у них умысел направлен на совершение не одного, а ряда преступлений, доминирующее положение среди которых занимает мошенничество. Лицо ориентируется не на преступное поведение, а на преступную деятельность. Следует отметить, что уголовный закон не знает понятия преступной деятельности, за исключением ст.208 УК Украины (вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность), где понятие такой деятельности не раскрывается. В связи с этим представляется целесообразным рассмотреть, что же представляет собой вообще человеческая деятельность и может ли иметь место преступная деятельность.

Недостатка в определении понятия "деятельность" и его разработке в научной литературе нет[372]). В.С. Швырев указывает, что разработка теоретического понятия деятельности идет с разных сторон: как ""сверху" от философии, претендующей на выработку наиболее общего определения деятельности, так и со стороны частных наук социально-гуманитарного профиля, вырабатывающих свои определения деятельности, ее сущности и структуры [356][373]).

Несмотря на различные подходы к определению понятия деятельности, в них много общего. Во-первых, признается, что деятельность - это определенная активность человека[374]). Во-вторых, активность возникает в связи с осознанием цели, то есть активность направлена на достижение сознательно поставленной цели. При отсутствии цели нельзя говорить о деятельности. В-третьих, деятельность направлена на удовлетворение потребностей человека, в связи с чем перестраивается, преобразуется объективная действительность. Л.П. Буева отмечает, что деятельность порождает новую реальность [33][375]).

По своему содержанию понятие деятельности часто совпадает с понятием поведения, хотя между ними имеются и различия. Поведение не всегда является целенаправленным, деятельность же всегда целенаправленна, активна, нацелена на получение определенного результата. Поведение может быть спонтанным, деятельность же всегда организованна, поведение может быть хаотичным, деятельность же систематична [224][376]). В деятельности фиксируются как внешние, так и внутренние действия, поведение же отражает только внешние проявления (как активные, так и пассивные) [93][377]). В связи с этим поведение и деятельность могут соотноситься как перекрещивающиеся понятия [93][378]) либо же быть неразрывно связаны, выступать как две стороны единой активности человека [225][379]).

В литературе приводятся и различные классификации форм человеческой деятельности. Выделяют деятельность духовную и материальную; производственную, трудовую и нетрудовую; репродуктивную и продуктивную [337][380]); преобразовательную, ценностно-ориентационную, познавательную и коммуникативную [132][381]) и т.п. Наиболее распространенным является деление деятельности на общение, игру, учение (познание) и труд (в различных вариантах) [8, 93, 224][382]). Как подмечает А.Ф. Зелинский, ни одна из известных классификаций не упоминает преступную деятельность [117][383]). Следует отметить, что теория деятельности активно разрабатывалась в 70-х - начале 80-х годов, когда декларировалось снижение преступности и ее ликвидация в ближайшем будущем, а разработки наук гуманитарного профиля были направлены на формирование нового типа человека - советского человека, как гармонично развитую, общественно активную личность, сочетающую в себе духовное богатство, моральную чистоту и физическое совершенство [167][384]). Поэтому, естественно, преступной деятельности не нашлось места среди форм человеческой деятельности. Однако это не означает, что преступной деятельности не существовало. Да и предложенные классификации не претендовали на полноту освещения вопроса, внутри каждой можно было произвести (некоторыми авторами это и осуществлялось) дополнительное деление либо же избрать иное основание классификации. Так, например, Б.А. Вороновичем и Ю.К. Плетниковым в зависимости от субъектов деятельности в соотношении с объективно существующими системами ценностей выделялась положительная и отрицательная или антиобщественная деятельность, законная и незаконная, моральная и аморальная деятельность [45][385]).

Основными характеристиками человеческой деятельности, как и поведения, являются также мотив, цель, предмет, структура и средства. После возникновения мотива, постановки цели, человек анализирует действительность, в которой ему предстоит действовать, выбирает способы и средства достижения цели, намечает последовательность своих будущих действий. Создается в общих чертах схема деятельности, при выработке которой человек использует свои знания, накопленный опыт, продумывается порядок действий и возможные последствия.

Деятельность человека имеет определенную структуру. Обычно выделяются действия и операции как основные составляющие деятельности. Действием называют часть деятельности, которая имеет самостоятельную, осознанную цель, операцией именуют способ осуществления действия, которая выполняется при помощи различных движений и приемов [17,192, 224][386]). Последовательность действий зависит от различных обстоятельств субъективного и объективного характера, однако деятельностью они становятся лишь в том случае, если подчинены единой цели [225][387]). Если в качестве действий лицо избирает те, которые запрещены уголовным законом, и их совершение охватывается заранее поставленной целью - можно говорить о преступной деятельности лица. То есть, при рассмотрении преступной деятельности необходимо исходить из субъекта деятельности, целей, поставленных им, и способов их осуществления.

Следует отметить, что в криминологии рассматривается, в основном, преступное поведение [174, 176, 227][388]), исходя из уголовно-правового понятия "деяние", которое охватывает как волевое действие, так и бездействие, то есть невыполнение определенного требуемого и предписываемого социальными нормами действия. Как указывают А.Р. Ратинов и Г.Х. Ефремова, уголовно-правовая теория пользуется понятием "деяние" для обозначения любой формы общественно опасной активности лица. В уголовном законе деяние охватывает все виды активности, предусмотренные и опосредованные правом и которые различаются в психологии (операции, действия, деятельность), однако принцип такого использования уловить достаточно сложно [264][389]).

В связи с этим, а также с тем, что объективно существует определенная общность лиц, которые совершают преступления постоянно, в криминологии и юридической психологии сложился подход к пониманию их поведения как преступной деятельности, которая представляет собой совокупность действий, объединенных единством мотивов и целей, и запрещенных уголовным законом [119, 122, 184, 216, 349, 350][390]).

Как отмечает А.И. Долгова, термин "преступная деятельность" в отличие от "преступного поведения" отражает не только наличие системы определенных преступных действий, но и целенаправленный поиск личностью социальных позиций, условий для реализации преступных замыслов, развитие в процессе самовоспитания качеств, важных именно для преступной деятельности [171][391]).

Именно такая деятельность характерна для большинства лиц, совершающих мошеннические посягательства.

Таким образом, для механизма преступного поведения при мошенничестве, в большинстве случаев, характерны следующие особенности:

- стойкость преступного мотива;

- наличие постоянной установки на совершение этого преступления;

- создание самим преступником ситуации, способствующей совершению преступления;

- совершение мошенничества представляет собой профессиональную преступную деятельность.

ВХОД

БИБЛИОТЕКА (БЕТА):

"LEX" - Правовой портал Украины © 2016Анализ интернет сайтов