Условия конкретных мошеннических посягательств - Правовой портал Украины
LEX       
Правовой портал


МЕНЮ

Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

При заполнении заявки в качестве своего города укажите КИЕВ
конструктор договоров Украина

3.3. Условия конкретных мошеннических посягательств

Индивидуальное преступное поведение возможно лишь при наличии определенных социальных условий. Условия представляют существенный детерминирующий фактор, однако их следует отличать от причин. Причина - это активно действующий фактор, условие же - нечто более пассивное [16][311]), это внешние факторы, представляющие среду, в которой возможно развитие причинных связей. В отличие от причин условия не способны породить следствие. Но ими обусловлено превращение заключенной в причине потенциальной возможности в действительность [37][312]). Человек не сможет совершить преступление, если для этого нет необходимых условий. Условия, оказывая воздействие на причину, способствуют ее реализации, что приводит к совершению преступления. Таким образом, под условиями конкретного преступления, в том числе и мошенничества, мы будем понимать те внешние негативные обстоятельства, которые объективно облегчили его совершение и достижение преступного результата [89][313]).

К таким условиям следует отнести:

- неурегулированость некоторых новых общественных отношений, особенно в сфере предпринимательства;

- неэффективность действующего уголовного законодательства в вопросах борьбы с профессиональной преступностью;

- снижение роли общественности в борьбе с преступностью;

- отставание форм и методов работы правоохранительных органов от качественных изменений преступности, в том числе и профессиональной;

- недооценка правоохранительными органами общественной опасности современного мошенничества;

- профессиональная деформация работников органов внутренних дел;

- отсутствие банка данных профессиональных преступников, в том числе и профессиональных мошенников;

- виктимное поведение потерпевших;

- отсутствие методик расследования новых видов мошенничества;

- недостатки и просчеты в работе исправительно-трудовых учреждений;

- наличие уголовных традиций и обычаев (так называемой "уголовной субкультуры");

- недостатки архитектурной застройки современных городов и некоторые другие.

Одним из главных условий, способствующих совершению мошеннических посягательств, является виктимное поведение потерпевших. Потерпевший - обязательный участник перехода в распоряжение имущества, без потерпевшего невозможно совершение мошенничества против частной собственности. Потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен материальный, физический или моральный вред. Это физическое лицо или его близкие родственники, которые признаны потерпевшими постановлением лица, производящего дознание, следователем, судьей или определением суда. Юридические лица в соответствии с действующим законодательством не могут быть признаны потерпевшими. В случае причинения им имущественного вреда они признаются только гражданскими истцами [222][314]).

Поведение потерпевших, способствующее совершению преступления, изучает виктимология[315]), к числу основных понятий которой относятся жертва преступления, виктимность, виктимизация и ряд других.

"Жертва преступления" является более широким понятием, нежели уголовно-процессуальное понятие потерпевшего. Оно включает в себя как потерпевших в уголовно-процессуальном смысле, так и лиц, оставшихся латентными, а также определенные социальные общности людей, выделяемые по половому, профессиональному, социальному или иному признаку. Главное, чтобы им был причинен преступлением вред (как на индивидуальном, так и на групповом уровне).

Термин "виктимность" был внесен в научный оборот одним из основоположников отечественной виктимологии Л.В. Франком. Под виктимностью он понимал повышенную способность человека в силу социальной роли или ряда духовных и физических качеств при определенных объективных обстоятельствах становиться потерпевшим от преступления [342][316]).

Дальнейшее развитие виктимологии привело к выработке иных определений этого понятия. Так, В.И. Полубинский понимает под индивидуальной виктимностью "свойство данного человека, обусловленное его социальными, психологическими или биофизическими качествами (либо их совокупностью), способствующее в определенной жизненной ситуации формированию условий, при которых возникает возможность причинения ему вреда противоправными действиями. Другими словами, виктимность конкретного индивида представляет собой потенциальную способность его оказаться в роли жертвы преступления в результате взаимодействия его личностных качеств с внешними факторами" [248][317]). В.Я. Рыбальская отмечает, что "виктимность есть личностная характеристика, означающая повышенную "способность", известную предрасположенность человека стать жертвой преступного посягательства" [276][318]). По мнению В.П. Коновалова, "виктимность - объективно существующая у конкретного человека особое личностное качество, выражающееся в субъективной способности некоторых индивидов в силу образовавшейся у них совокупности психологических свойств становиться жертвами определенного вида преступлений в условиях, когда имелась реальная и очевидная для обыденного сознания возможность избежать этого" [152][319]). В.Д. Ривман определяет индивидуальную виктимность как "обусловленное наличием преступности состояние уязвимости отдельного лица, выражающееся в объективно присущей человеку (но не фатальной) способности стать жертвой преступления. Реализованная преступным актом или оставшаяся в потенции эта уязвимость зависит от субъективных и объективных предрасположений, в конечном счете выступает как неспособность противостоять преступнику, определяемая совокупностью факторов, делающих ее объективной (не зависящей от жертвы) или оставляющей ее на уровне субъективного "нежелания или неумения" [268][320]). Несмотря на различия, существенных изменений в понятие виктимности, предложенное Л.В. Франком, они не внесли, а лишь способствовали критике друг друга. Безусловно, виктимность - это качество человека, существующее объективно. Она выражается в повышенной способности или предрасположенности стать жертвой преступления. Виктимность реализуется через поведение человека и это поведение не всегда должно быть отрицательным[321]) или виновным[322]). Представляется, что этого достаточно для понимания виктимности.

В проведенных ранее научных исследованиях были предприняты попытки выявить наиболее вероятностный тип потерпевшего от мошенничества. Так, Л.В. Франк указывал, что это "в большей части лицо среднего возраста, со слабо развитым правосознанием, с существенными нравственными дефектами, жадное и вместе с тем легковерное в тех случаях, когда оно ожидает получения легкой выгоды" [341][323]). О.В. Рудзитис отмечает, что это образованная женщина зрелого семейного возраста, занятая общественно-полезным трудом и постоянно проживающая в данной местности, стремящаяся извлечь имущественную выгоду в обход установленного законом или моралью порядка [274][324]).

В исследованном нами массиве в качестве потерпевших было признано более 500 человек, однако в материалах уголовных дел не на всех потерпевших имелись достаточные сведения. В результате была исследована личность 332 потерпевших, сведения о которых в более-менее полной мере были представлены в уголовных делах.

Удельный вес потерпевших мужчин и женщин является почти одинаковым: 50,3% и 49,7% соответственно. Потерпевшие оказались представителями всех возрастных категорий: 38,3% - в возрасте 18-29 лет, 27,4% - 30-39 лет, 19,3% - 40-49 лет, 12% - 50 лет и старше, 3% потерпевших были несовершеннолетними.

Образовательный уровень потерпевших характеризуется следующими показателями: неполное среднее образование имели 7,2% потерпевших, 37,1% - среднее, 22,6% - среднее специальное или техническое, 5,4% - неполное высшее, 27,7% - высшее. Как видно из приведенных данных, образование выше среднего имели более 50% потерпевших.

Потерпевшими от мошенничества являлись представители различных слоев населения: рабочие - 30,1%, служащие - 22,3%, пенсионеры, инвалиды - 7,5%, интеллигенция - 5,1%, предприниматели - 2,4%. В отношении 26,5% потерпевших материалы уголовных дел не содержали сведений. Думается, что удельный вес потерпевших - пенсионеров, инвалидов и других социально незащищенных слоев населения должен быть больше, так как в исследованном массиве не представлены уголовные дела, возбужденные против руководителей ряда доверительных обществ, страховых и финансовых компаний, вкладчиками которых являлись, в основном, лица пожилого возраста.

Наличие одного потерпевшего характерно для 73,4% изученных уголовных дел, двух - для 12,2% дел, от трех до пяти - для 9% дел, более пяти - для 2,3% дел, более десяти - для 3,1% дел.

К числу обстоятельств, порождающих виктимное поведение потерпевших, следует отнести излишнюю их доверчивость, любопытство, невнимательность и неосторожность, легкомыслие, отсутствие иногда в их действиях здравого смысла, щепетильности, в силу чего они позволяют обмануть себя незнакомым людям. Часть из них проявляли алчность, жадность, нечестность, иногда глупость, стремление к наживе за чужой счет. Как показало исследование, только 21,1% потерпевших ранее были знакомы с виновным, у которых характер совершаемых преступных действий, как правило, не вызывал особых подозрений, что и определяло последующее поведение жертв. 14,5% из них надеялись на возврат имущества или оказание услуг, 6,6% до определенного времени не предполагали, что их обманули. Через некоторое время после совершения в отношении них мошенничества (5 - 15 дней) в правоохранительные органы обратились 22,3% потерпевших. Значительная часть потерпевших обратилась с заявлением о преступлении сразу же после совершения преступления (1 - 3 дня). Число же латентных жертв, понесших ущерб от мошенничества, в настоящее время, исходя из реалий сегодняшней жизни, выявить просто невозможно.

В виктимологии выделяется в основном три вида поведения жертвы преступления: 1) нейтральное, когда поведение жертвы не способствует, но и не препятствует совершению преступления; 2) положительное, выражающееся в активном противодействии преступлению; 3) негативное, нарушающее моральные и правовые нормы, среди которого выделяется аморальное, в том числе провоцирующее, противоправное и преступное поведение [77, 168, 180][325]).

Для жертв мошеннических посягательств в большинстве случаев характерно аморальное поведение, отчасти противоправное (например, при обмене валют) и нейтральное, легкомысленное (при даче денег в долг, имущества во временное пользование).

Как видно, социальный портрет жертв современного мошенничества по некоторым социальным характеристикам существенно изменился. Экономические и социальные преобразования в стране повлекли за собой и повышенную виктимность определенных слоев населения. Но также остались и негативные человеческие пороки, страсти, взгляды, представления, которые как и раньше, так и сейчас успешно используют мошенники при совершении преступления. И будут использовать и в дальнейшем, до тех пор, пока коренным образом не изменится как обыденное, так и индивидуальное сознание членов общества.

К числу условий, способствующих совершению мошенничества, необходимо отнести и неэффективность действующего законодательства, существование в нем пробелов, неурегулированность некоторых новых общественных отношений либо частичное регулирование лишь общими нормами без наличия специальной нормативно-правовой базы. Так, в действующем уголовном законодательстве почти не отражена проблема борьбы с профессиональной преступностью. Не содержит УК Украины и специальных норм, позволяющих привлекать к ответственности и дифференцировать наказание лицам, занимающимся профессиональной преступной деятельностью. По нашему мнению, профессиональные мошенники должны нести более строгое наказание, нежели бытовые и случайные. Уже Уголовное уложение 1903 года знало особый, строже наказуемый вид совокупности при наличии привычки к преступлению или обращения его в промысел. Согласно ст.64 Уложения наказание при совокупности преступлений могло быть усилено, если два или более тождественных или однородных преступлений совершены по привычке к преступной деятельности или вследствие обращения деятельности в промысел [69][326]). Первый УК УССР 1922г. (как и УК РСФСР) рекомендовал суду учитывать то, что преступник является профессиональным (п."е" ст.25 УК УССР). В п."б" ст.180 УК УССР шла речь о кражах, обращенных в профессию. Ряд составов преступлений в качестве одного из признаков, входящих в состав преступления или же в качестве обстоятельства, делающего преступление более тяжким, упоминал промысел [68][327]). В УК УССР 1927г. (как и в УК РСФСР 1926г.) термин "профессиональный" не применялся, но ряд статей Особенной части предусматривали ответственность за занятие преступлениями в виде промысла.

В постановлении ВЦИК и СНК РСФСР от 26.03.1928г. "О карательной политике и состоянии мест заключения" говорилось о том, что всякий совершивший повторное правонарушение, должен был в силу этого отнесен к категории общественно опасных рецидивистов-профессионалов [73][328]). Авторы проекта Общей части нового УК РСФСР предлагали суду мотивированным определением признавать лицо профессиональным преступником-рецидивистом и устанавливать для них повышенное наказание [357][329]).

Однако тезис о ликвидации профессиональной преступности и свертывание криминологических исследований привели к тому, что проблемы профессиональной преступности длительное время не исследовались, хотя она существовала и существует сейчас. В настоящее же время на фоне борьбы с организованной преступностью и коррупцией борьба с профессиональной преступностью снова осталась в тени, что лишь способствует мошенникам совершать новые преступления.

Недостаточно урегулированы и некоторые виды деятельности в сфере предпринимательства. Несмотря на то, что предпринимательская деятельность по созданию и содержанию игорных заведений и организации азартных игр разрешена с 1991г., порядок осуществления такой деятельности был установлен только в конце 1998г.[330])

Отсутствует также и специальное законодательство, регулирующее деятельность субъектов предпринимательской деятельности, занимающихся приемом денежных средств от населения. Не урегулирована деятельность негосударственных пенсионных фондов, финансовых и трастовых обществ и компаний. Декрет Кабинета Министров Украины "О доверительных обществах" [399][331]) привел не к упорядочению деятельности подобных обществ, а сыграл роль мощного криминогенного катализатора. Подобным нормативно-правовым актом, состоящим всего из пяти статей, невозможно урегулировать вновь возникшие отношения, которые появились в связи с развитием гражданского оборота. Правовое регулирования рынка услуг по управлению чужим имуществом, в том числе и денежными средствами, в Украине не имеет соответствующего научного обоснования. В этом плане делаются только первые шаги [207, 290][332]), так как ранее институт управления чужим имуществом не был известен нашему гражданскому праву. Отсутствие научной разработанности обусловило и низкий уровень нормативно-правовой обеспеченности, чем и воспользовались мошенники[333]).

Способствуют совершению мошенничества недостатки и просчеты в работе правоохранительных органов, отсутствие четкой координации и взаимодействия между ними, обмена информацией. В первую очередь это касается работы органов внутренних дел. Длительное время деятельность МВД рассматривалась как самодостаточная, замкнутая на решение остросоциальных проблем, не терпящих вмешательства извне, не терпящая критики. С одной стороны, это привело к чрезмерной бюрократизации, разбуханию аппарата управления, внутриведомственному размежеванию служб, работе по инерции [246][334]). С другой, когда критика все-таки высказывалась, это заканчивалось определенной "чисткой" личного состава и увольнением, в большинстве случаев, профессиональных оперативных работников [73][335]). В результате - отсутствие квалифицированных кадров; ненадлежащее выполнение ими своих служебных обязанностей; наличие коррупции среди личного состава; забвение профилактической работы, особенно среди несовершеннолетних; отставание форм и методов работы от качественных изменений преступности. К числу недостатков следует отнести также и недостаточное техническое и материальное обеспечение, отсутствие методик расследования новых видов преступлений, информационного банка данных на профессиональных преступников, в том числе и мошенников.

Недостатки и просчеты существуют и в работе исправительно-трудовых учреждений. Ни для кого сейчас не секрет, что существующая пенитенциарная система не только не перевоспитывает, но и, в большинстве своем, не исправляет осужденных. Это выражается в невнимательности к осужденным со стороны администрации, нежелании работать с ними, в отсутствии опытных начальников отрядов, психологов, воспитателей. Способствует этому и сложившаяся во времена Советской власти специфическая уголовная субкультура, построенная на воровских традициях и обычаях и представляющая собой неформальные нормы поведения и жизнедеятельности в учреждениях по отбыванию наказаний. И.И. Карпец отмечает, "что в местах лишения свободы в значительной части формируется преступный мир и профессионализация преступников" [138][336]).

Следует также отметить, что уголовная субкультура активно пропагандируется и вне исправительно-трудовых учреждений. В большей мере - в среде маргинальных[337]) и преступных групп, в меньшей мере - средствами массовой информации, которые своими скандальными разоблачениями, открытыми интервью с лидерами преступного мира, их жизнеописанием невольно способствуют формированию мнения о вседозволенности и безнаказанности, что в конечном итоге влияет на выбор преступного поведения.

В качестве условий, также способствующих мошенничеству, выступают и недостатки планировки и застройки современных городов, несовершенство типовых проектов жилых домов и зданий. Это проявляется при совершении таких видов мошенничества как подбрасывание денежной куклы, завладение имуществом с использованием проходного подъезда жилого дома, планировки коммунальных квартир. "Чтобы архитектура способствовала борьбе с преступностью, она должна обеспечивать развитие таких форм поведения и такого взаимодействия людей, которое сводило бы их в общины квартиросъемщиков и укрепляло контакты между соседями, вела к становлению духа территориальной общности и возникновению интересов соседства", - указывает Г.Й. Шнайдер [360][338]). Анонимный характер жизни населения больших городов только способствует совершению имущественных преступлений [354][339]). В последнее время, в связи с социальной напряженностью в обществе, наблюдается отчужденность соседей друг от друга, создание искусственной изоляции, отсутствие иногда элементарного внимания к проблемам окружающих людей, что, как уже отмечалось, умело используют мошенники.

Помимо указанных, мошенничество детерминируется еще множеством различных условий. Мы выделили, с нашей точки зрения, лишь наиболее зримые из них, которые возможно устранить или же ограничить их действие в настоящее время.

ВХОД

БИБЛИОТЕКА (БЕТА):

"LEX" - Правовой портал Украины © 2016Анализ интернет сайтов