Юридический анализ состава преступления мошенничества - Правовой портал Украины
LEX       
Правовой портал


МЕНЮ

Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

При заполнении заявки в качестве своего города укажите КИЕВ
конструктор договоров Украина

1.2. Юридический анализ состава преступления мошенничества

В юридической литературе высказана точка зрения о возможности применения общей схемы состава преступления для криминологического изучения конкретных видов преступлений [91][49]). С этим утверждением нельзя не согласиться, ибо пределы криминологического исследования на ранних его этапах предполагают уточнение всех признаков состава преступления, как обязательных, так и дополнительных. Это касается, в частности, и криминологического исследования мошенничества. Цель юридического анализа - вычленить из массы обманных действий, свойственных человеку испокон веков, именно те, которые являются общественно опасными для общества и запрещены уголовным законом.

Определяющим элементом состава преступления против собственности является объект преступления [212][50]). Объект преступления - это то благо, которому преступлением причиняется вред, ущерб, которое поставлено в непосредственную угрозу причинения ему вреда [21][51]). В теории уголовного права распространено мнение, что объектом преступления являются общественные отношения, охраняемые уголовным законом [165, 313, 324, 326][52]).

Таким образом, объектом преступлений против собственности являются отношения в сфере собственности, нарушая которые виновный привлекается к уголовной ответственности.

Собственность есть категория экономическая, она представляет собой отношения между людьми по поводу вещей, заключающихся в присвоенности или в принадлежности материальных благ одним лицам (их коллективам) и соответственно в отчужденности этих же благ от всех других лиц [308][53]). Собственность - основная часть производственных отношений, но не единственная. Как часть производственных отношений собственность отражает их статику, состояние (принадлежность благ) [67, 308][54]).

Содержание экономических отношений собственности как состояния присвоенности, принадлежности материальных благ определенным лицам заключается в их возможности использовать такие блага независимо от чьей бы то ни было воли, исключительно по своему усмотрению, устраняя от него всех иных лиц. То есть речь идет об установлении со стороны собственника полного хозяйственного господства над принадлежащими ему благами [66][55]).

Состояние принадлежности (присвоенности) материальных благ в свою очередь существует в форме нескольких разновидностей. Экономически различаются индивидуальное, коллективное и общественное присвоение и соответственно этому, в зависимости от того, кто выступает субъектом собственности, выделяются индивидуальная, коллективная и общественная формы собственности [66][56]), которые в разное время по разному защищались уголовным законом. Как уже отмечалось, действующий УК содержит две главы, которые устанавливают уголовную ответственность за преступления против собственности.

Длительное время основу экономической системы Украины составляла социалистическая собственность на средства производства в форме государственной (общенародной) и колхозно-кооперативной собственности. Собственность же граждан (в законодательстве она определялась как "личная”) была производной от социалистической собственности и служила одним из средств удовлетворения потребностей граждан[57]). Конституция УССР 1937г. впервые закрепила собственность граждан в форме личной собственности, это подтвердила и Конституция УССР 1978г. В связи с этим были внесены изменения в ст.88 ГК УССР, в которой было указано, что основу личной собственности граждан составляют трудовые доходы. Таким образом, собственность граждан могла образовываться лишь за счет работы в общественном секторе экономики или за счет иной разрешенной законом деятельности (ведении личного подсобного хозяйства, индивидуальной трудовой деятельности), которые были основаны исключительно на личном труде граждан и членов их семей. Допускалось и получение имущества, не связанного с трудовым участием (наследство, дарение), однако порядок приобретения такового был строго урегулирован законом и содержал определенные ограничения. Известный французский ученый Р. Давид, занимавшийся проблемами сравнительного правоведения, рассматривая вопросы личной собственности в социалистическом праве, писал: ”Так переименована частная собственность, чтобы подчеркнуть, что собственность может быть использована исключительно для удовлетворения потребностей лица в соответствии с назначением объекта собственности, но не для извлечения доходов или спекуляции” [76][58]).

Начавшиеся в конце 80-х годов экономические реформы привели к реформированию и отношений в сфере собственности. Принятый в 1990г. Закон "Об экономической самостоятельности Украинской ССР” [374][59]) предусмотрел три формы собственности: государственную, коллективную и индивидуальную (личную и частную трудовую), которые получили дальнейшую регламентацию в Законе Украины "О собственности” [376][60]). В связи с этим были внесены соответствующие изменения и в УК Украины, в частности глава V стала называться "Преступления против индивидуальной собственности граждан” [377][61]). Начавшиеся в стране рыночные преобразования, разрешение предпринимательской и других, ранее запрещенных, видов деятельности привели и к появлению частной собственности в Украине. Законодательно это было признано в связи с внесением изменений в ст.2 Закона "О собственности”, которая установила три формы собственности: государственную, коллективную и частную [378][62]). Соответствующие изменения были внесены и в ГК в раздел II "Право собственности”[63]). УК же до настоящего времени содержит понятие "индивидуальная собственность”, что противоречит вышеуказанному закону.

Частная собственность - более широкое понятие, нежели личная или индивидуальная собственность, она охватывает отношения как по непосредственному присвоению материальных благ, так и опосредованное присвоение (в результате наемного труда, предпринимательской и иной хозяйственной деятельности). Именно в таком плане необходимо понимать частную собственность применительно к преступлениям, расположенных в главе V УК Украины.

Между тем, разделение преступлений против собственности на две главы в УК является искусственным, не отвечающим реалиям сегодняшнего дня, на что уже неоднократно указывалось в литературе [31, 38][64]). Различия в правовом положении собственников уже давно вступили в противоречие с общепризнанной идеей равенства всех форм собственности (ст. 13 Конституции Украины, ст.2 Закона Украины ²О собственности², ст.86 ГК Украины). Принцип равенства означает, что все формы собственности должны пользоваться и равной защитой, то есть кому бы ни принадлежало имущество: государству, юридическому лицу, гражданину или иному субъекту, - оно должно охраняться уголовным законом на равных основаниях. Тем более, что и формы собственности могут меняться. Например, Конституция Украины 1996г. (ст. ст. 142, 143) закрепила в качестве самостоятельной коммунальную форму собственности, которая уже не является государственной. Поэтому, нормы о преступных посягательствах на собственность должны быть безусловно сосредоточены в одной главе Особенной части УК, независимо от того, кто является собственником.

Следует отметить также, что уголовный закон охраняет лишь те экономические отношения собственности, которые имеют правовое оформление или регулирование. Регулирование отношений собственности производится различными институтами права, среди которых важную роль занимает право собственности. Нормы права собственности регулируют не все отношения собственности, а лишь определенную их часть, связанную с принадлежностью имущества определенным лицам [66][65]). По этому поводу П.С. Матышевский отмечает, что ²преступления против собственности посягают не на фактическое общественное отношение, а лишь на одну его часть - на право собственности, в соответствии с которым осуществляется владение, пользование и распоряжение имуществом, или на право собственности в его субъективном смысле² [212][66]). Эта точка зрения в последнее время находит поддержку в литературе [104,222, 347][67]). В связи с этим под непосредственным объектом мошеннических посягательств мы будем понимать те конкретные отношения по владению, пользованию и распоряжению имуществом, которым причиняется вред в результате его противоправного завладения.

В преступлениях против собственности граждан важное значение имеет и установление предмета преступления. Под предметом преступления понимаются любые вещи материального мира, с определенными свойствами которых уголовный закон связывает наличие в действиях лица конкретного состава преступления [313][68]). Такими вещами материального мира в преступлениях против собственности выступает имущество. Собственность существует только по поводу имущества, похищая, уничтожая которое или иным образом преступно воздействуя на него, виновный причиняет вред данным отношениям. "Не могут иметь место эти отношения там, где нет имущества”, - указывает А.А. Пинаев [244][69]), "...отношения собственности, право собственности так же немыслимы без имущества, как и имущество немыслимо без того, чтобы оно не находилось в сфере чьего-либо права собственности...”, - отмечает Б.С. Никифоров [226][70]).

Пленум Верховного Суда Украины в постановлении от 25 декабря 1992г. №12 "О судебной практике по делам о корыстных преступлениях против частной собственности” разъяснил, что предметом преступлений против собственности, в том числе и мошенничества, есть имущество, принадлежащее гражданам: жилые дома, квартиры, предметы домашнего хозяйства, продуктивный и рабочий скот, насаждения на земельном участке, средства производства, произведенная продукция, транспортные средства, деньги, акции, другие ценные бумаги, а также другое имущество потребительского и производственного назначения (абз.1 п.2). Это имущество может принадлежать как одному, так и нескольким лицам при условии, что оно находится в их совместной или долевой собственности и если их объединения не являются юридическим лицом (абз.2 п.2) [251][71]).

Ряд ученых относит к предмету мошенничества и право на имущество [51, 155, 183, 212][72]), хотя в литературе были высказаны и возражения против этого. Некоторые авторы полагают, что предмет любого преступления против собственности, в том числе и мошенничества, всегда материален, а право же на имущество - категория нематериальная, относящаяся к области общественных отношений, то есть к объекту, а не к предмету рассматриваемого посягательства, в связи с чем были предложены изменения законодательной конструкции состава мошенничества путем исключения из уголовного закона указания на приобретение права на имущество [30, 46, 274][73]), либо же на разделение нормы, предусматривающей ответственность за мошенничество, на две с самостоятельными диспозициями и санкциями [193][74]).

Следует отметить, что термин "имущество" является гражданско-правовой категорией, и в гражданском праве он используется как для обозначения конкретных вещей, так и при определении совокупности имущественных прав и обязанностей субъектов гражданско-правовых отношений, например, при наследовании имущества граждан (когда в состав наследственного имущества включаются и долги наследодателя), или когда речь идет об имуществе, находящемся на балансе предприятия ( в состав которого входят не только здания, сооружения, оборудование, но и требования к должникам об оплате поставленной продукции, и обязанности по выплате сумм, причитающихся кредиторам, например, за поставку сырья, и т.п.). Таким образом, в состав имущества в строгом смысле слова входят принадлежащие лицу вещи и права требования, составляющие актив его имущества, а также его долги (обязанности), составляющие пассив имущества. Следовательно, понятием имущества охватывается совокупность принадлежащих лицу (физическому или юридическому) вещей, прав требования и обязанностей (долгов) [66,129][75]).

Представляется, что в таком плане необходимо понимать имущество как предмет мошеннического посягательства. Завладевая правом на имущество, мошенник фактически имеет возможность распорядиться не принадлежащим ему имуществом, чем причиняет вред законному его собственнику. Такую позицию занял и Верховный Суд Украины. В вышеуказанном постановлении он разъяснил (п.3), что предметом мошенничества есть не только имущество, но и право на него (предоставление права требовать исполнения обязательств, документы, которые дают право на получение имущества и т.п.) [251][76]).

С объективной стороны мошенничество как преступление против собственности граждан определяется в уголовном законе как завладение частным имуществом граждан или приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Оно является одной из форм хищений [31][77].

Мошенничество отличается от других форм хищений тем, что оно совершается определенными, присущими ему способами. Способ - это определенный порядок, метод, последовательность движений и приемов, применяемых лицом в процессе осуществления общественно опасного посягательства на охраняемые уголовным законом общественные отношения [239][78]). Такими способами при мошенничестве выступают обман и злоупотребление доверием. Это два самостоятельных способа осуществления мошенничества (об этом свидетельствует разделительный союз "или”).

Обман представляет собой информационное, интеллектуальное воздействие одного человека на сознание и волю другого [277][79]). Он получает уголовно-правовую оценку и указывается в уголовном законе лишь тогда, когда выступает способом совершения преступления [237][80]).

В юридической литературе понятие мошеннического обмана трактуется по - разному. При этом выделяются два основных подхода. Первый - понимание обмана как искажения истины или умолчания об истине [30, 46, 215][81]). Такое понимание обмана представляется слишком широким и не вполне точным. Н.И. Панов справедливо подчеркивает по этому поводу, что ²искажение истины может быть не только результатом лжи, обмана, но и следствием заблуждения, недостаточных знаний о соответствующих обстоятельствах. Поэтому, если сводить обман к искажению истины, значит, допускать возможность признания обманом и таких действий, которыми хотя и была искажена истина, но не в результате сознательной лжи, а вследствие заблуждения или незнания² [237][82]).

Второй подход - это понимание обмана как сообщения ложных сведений, так и заведомого сокрытия обстоятельств, сообщение о которых было обязательным. Такое понятие обмана было законодательно закреплено в примечании к ст.187 УК УССР 1922 года и, думается, не утратило своего общетеоретического значения и на сегодняшний день. Его придерживается большинство криминалистов с небольшими уточнениями [104, 212, 220, 318][83]), такое понятие обмана вошло и в судебную практику[84]). Таким образом обман будет пониматься и в нашем исследовании.

В русском языке обман понимается как "ложь, ложное представление о чем-нибудь, заблуждение” [230][85]). Исходя из этого, ряд авторов указывает, что заблуждение является одним из признаков обмана [42, 104, 212, 237][86]). С этой точкой зрения следует согласиться, ибо само по себе сообщение ложных сведений может и не привести к завладению имуществом или приобретению права на него. Необходимо, чтобы под их воздействием лицо было введено в заблуждение. "Оно (заблуждение - вставка наша) выступает связующим звеном между поведением виновного и действиями обманываемого, а также его представлениями и суждениями о соответствующих обстоятельствах. Наконец, заблуждение является, так сказать, продолжением искажения истины виновным уже в сфере интеллектуальной и волевой деятельности обманываемого”, - указывает Н.И. Панов [237][87]).

В литературе выделяют содержание, формы и средства обмана.

По содержанию обман предполагает сообщение ложных сведений о самых разнообразных обстоятельствах окружающей действительности, ссылаясь на которые виновный предполагает завладеть имуществом или приобрести право на него. Ложные сведения при обмане представляют собой сведения, не соответствующие действительному положению дел, мнимые, намеренно выдаваемые за истину, вызывающие у потерпевшего неверные, ошибочные представления о соответствующих обстоятельствах.

Содержание обмана составляет также сокрытие, умалчивание об обстоятельствах, которые виновный обязан был сообщить, но, не делая этого, вводит или стремиться ввести лицо в заблуждение.

Мошеннический обман может касаться любых обстоятельств прошлого, настоящего и будущего, знание которых остановило бы лицо от передачи имущества или права на него.

Отдельные авторы, исследовавшие преступления против собственности, пытались даже классифицировать виды мошеннического обмана. Наиболее подробно такая классификация представлена Г.Н. Борзенковым. Он разделяет мошеннический обман на 4 группы: обман в отношении личности, обман относительно различных предметов, обман по поводу различных событий и действий, обман в намерениях (ложные обещания) [30][88]).

К обманам в отношении личности Г.Н. Борзенков относит "обманы в лице”, т.е. ложные сведения о самом себе или своем соучастнике, о третьих лицах, если речь идет о факте существования того или иного лица; обманы в тождестве, т.е. когда преступник выдает себя или своего соучастника за другого; обманы в личных качествах, когда виновный предписывает себе или своему соучастнику свойства, которых в действительности не имеет; присвоение звания или власти должностного лица.

Обманы в отношении предмета представляют собой обманы в существовании предметов, их количества или размера, тождества или качества, цены; фальсификацию, т.е. искусственное изменение свойств предмета.

К обманам относительно различных событий и действий относятся ложные ссылки на распоряжение третьих лиц, обман в факте выполнения какой-либо работы или в факте уплаты денег, ложные утверждения о понесенных расходах и др.

Обманами в отношении намерений являются обманы, содержанием которых могут быть обещания выполнить какие-либо действия в пользу лица, передающего имущество или право на него [30][89]).

Следует отметить, что и такая подробная классификация не является исчерпывающей. Правильно писал по этому поводу И.Н. Якимов, что "обман или злоупотребление доверием... также разнообразны, как сама человеческая изобретательность” [365][90]).

Мошенническое посягательство по форме может быть совершено как действием, так и бездействием. В зависимости от этого в литературе выделяется активный обман, т.е. совершаемый путем действия, и пассивный, совершаемый путем бездействия [42, 237][91]). Первый обман при мошенничестве характеризуется сообщением ложных сведений, второй - умолчанием, сокрытием обстоятельств, которые виновный должен был сообщить.

Активный обман (как обман действием в широком смысле слова) подразделяется на словесный обман и обман действием (в узком смысле слова) [237][92]). Словесный обман заключается в сообщении ложных сведений с помощью слова. Слово - это единица языка, служащая для наименования понятий, предметов, лиц, действий, состояний, признаков, связей, отношений, оценок [230][93]). Исходя из того, каким образом слова доведены потерпевшему (посредством человеческой речи или каким-либо документом), словесный обман при мошенничестве можно подразделить также на обман в устной или письменной форме [237][94]).

Обман в письменной форме при мошенничестве в большинстве случаев выражается в использовании подложных документов. Вопрос о квалификации подобных действий относится к числу дискуссионных. Одни авторы считают, что подлог документов и использование подложных документов являются разновидностью мошеннического обмана и должны квалифицироваться как мошенничество [212][95]), другие - по совокупности преступлений, как мошенничество и подделка либо использование поддельных документов [237, 302][96]). Вторую точку зрения следует признать более убедительной. В данном случае имеется идеальная совокупность преступлений, причиняется вред двум различным группам общественных отношений [237][97]): отношениям собственности и отношениям, обеспечивающим подлинность и законный порядок выдачи, предъявления и использования документов [302][98]). По такому пути пошла и судебная практика. Пленум Верховного Суда Украины в своем постановлении от 25.12.1992г. №12 указал (абз.1, 2 п.20), что если виновное лицо при мошенничестве с целью обмана или злоупотребления доверием совершает другое преступление, его действия следует квалифицировать по соответствующей части ст.143 УК и по статье, предусматривающей ответственность за это преступление. В частности, самовольное присвоение власти или звания должностного лица, похищение, повреждение и подделка документов, печатей и штампов с целью дальнейшего их использования при мошенничестве, а также использование при мошенничестве заведомо поддельного документа диспозицией статьи 143 УК не охватывается и должны квалифицироваться по ст.191 УК либо соответствующей части ст.193 или 194 УК [251][99]).

Активный обман в форме действия заключается в поступках, телодвижениях, жестах обманывающего, на основании которых можно сделать вывод об утверждении либо отрицании тех или иных фактов. Это значит, что действия выступают здесь заменителями слов для передачи ложной информации потерпевшему [237][100]). Пассивный обман выражается в умолчании, сокрытии, несообщении сведений, которые лицо обязано было сообщить.

В юридической литературе различаются два вида бездействия при пассивном обмане: 1) заведомое умолчание виновным обстоятельств, приведшее к возникновению заблуждения потерпевшего относительно правомерности передачи имущества виновному и обусловившее такую передачу и 2) сознательное использование чужого заблуждения (в возникновении которого виновный не принимал участия), выразившееся в передаче имущества в большем, чем было положено, количестве [212][101]). Большинство ученых усматривают в первом случае хищение путем мошенничества [104, 212, 237][102]), "так как молчаливый обман предшествовал получению имущества, он вызвал не только заблуждение потерпевшего, но и его действия, которые выразились в передаче имущества виновному” [212][103]).

Вопрос о квалификации второго вида бездействия как мошенничества является спорным. Так, П.С. Матышевский указывает, что "между обманом со стороны виновного и возникшим заблуждением потерпевшего по поводу передачи имущества должна существовать непосредственная причинная связь. Такая связь отсутствует при присвоении излишне переданного, исключительно в результате заблуждения самого потерпевшего, имущества. Здесь умысел виновного направлен не на получение имущества, а на удержание государственного или коллективного имущества, которое в силу случайной ошибки самого потерпевшего оказалось у виновного, что характерно для преступления, предусмотренного ст.88 УК” [212][104]). К такой точке зрения следует присоединиться, однако в действующем УК Украины не содержится нормы, которая предусматривала бы ответственность за присвоение случайно оказавшегося у виновного имущества граждан. Таким образом, данный вид деяний остается уголовно ненаказуем, что противоречит законодательству в части равноправия форм собственности и их защиты.

К средствам мошеннического обмана следует относить орудия, приспособления и другие предметы материального мира, используемые виновным для совершения преступления [237][105]). Такими средствами могут быть подложные документы, фальсифицированные предметы, форменная одежда, предметы, соответствующие "экипировке” мошенника, образцы товаров и др. [30][106])

Злоупотребление доверием как способ мошеннического посягательства заключается в противоправном, умышленном использовании виновным отношений доверия, оказываемых ему потерпевшим, для причинения вреда его интересам [238][107]). Как уже указывалось, злоупотребление доверием - это самостоятельный способ совершения мошенничества [30, 226, 240][108]). Поэтому, представляется необоснованной позиция авторов, которые относят злоупотребление доверием к разновидности мошеннического обмана [42, 155, 212, 273][109]). При злоупотреблении доверием виновный не вводит потерпевшего в заблуждение, а использует особые отношения доверия, вызывающие у последнего ложную уверенность в добросовестности, искренности и правильности действий виновного, что и обуславливает передачу имущества или права на него.

В основе доверительных отношений могут быть как правовые основания (договор, соглашение, служебное положение), так и другие обстоятельства, вызывающие чувство доверия: родственные связи, личное знакомство, рекомендация других лиц, конкретная жизненная ситуация и др. [30][110])

М.П. Клейменов отмечает по этому поводу, что способы совершения мошенничества следует различать в зависимости от того, какую роль играют обманные действия мошенника или сложившиеся отношения доверия между ним и потерпевшим в завладении имуществом последнего. Если отношения доверия существовали между виновным и пострадавшим до совершения преступления и вне связи с ним, речь должна идти о злоупотреблении доверием. Когда же мошенник устанавливает такие отношения с целью завладения имуществом, налицо обман, поскольку преступник с самого начала вводит потерпевшего в заблуждение относительно характера устанавливаемых отношений и своих действительных намерений [141][111]).

Отличительной чертой обмана и злоупотребления доверием при мошенничестве является то, что они используются виновным с целью вызвать у потерпевшего уверенность о выгодности или обязательности передачи ему имущества или права на него. Обязательным признаком мошенничества является добровольная, т.е. по собственному желанию, не по принуждению, передача имущества или права на него. На это указывает и Пленум Верховного Суда Украины в постановлении от 25.12.1992г. №12 (абз.2 п.18) [251][112]).

Передачу имущества или права на него нельзя признать добровольной, если потерпевший в связи с возрастом, физическими или психическими недостатками или другими обстоятельствами не мог правильно оценить и понять содержание, характер и значение своих действий или руководить ими. Завладение имуществом путем злоупотребления этими недостатками либо возрастом или состоянием потерпевшего, при наличии для этого оснований, может квалифицироваться как кража, а завладение правом на имущество - как недействительная сделка (ст.ст.51, 52, 54, 55 ГК) [251][113]).

Для мошенничества характерно также то, что обман или злоупотребление доверием должны предшествовать передаче имущества. "Получение имущества под условием исполнения какого-либо обязательства может квалифицироваться как мошенничество только в том случае, когда виновное лицо еще в момент завладения этим имуществом имело цель его присвоить, а обязательство - не выполнять. В частности, если виновное лицо получает от другого лица деньги или иные ценности якобы для передачи должностному лицу в качестве взятки, имея намерение не передавать их, а присвоить, совершенное надлежит квалифицировать как мошенничество”, - разъясняет Пленум Верховного Суда Украины в п.19 названного постановления [251][114]).

Учитывая, что мошенничество по законодательной конструкции относится к преступлениям с материальным составом, для квалификации преступного деяния как мошеннического необходимо установление общественно опасных последствий в виде причинения имущественного ущерба потерпевшему, а также причинной связи между деянием и причиненным вредом.

Мошенничество считается оконченным преступлением с момента фактического перехода имущества или права на него к виновному.

С субъективной стороны мошенничество может быть совершено только с прямым умыслом. Мошенник осознает общественно опасный характер совершаемого им деяния, предвидит и желает наступления общественно опасных последствий, что выражается в противоправном завладении имуществом или приобретении права на него.

Мошенничество по своей сути является деянием корыстным. Оно совершается по корыстным мотивам и с корыстной целью. Пленум Верховного Суда Украины в постановлении от 25.12.1992г. №12 в абз.3 п.34 обратил внимание судов на то, что корыстный мотив является обязательным признаком субъективной стороны составов преступлений, предусмотренных статьями 140-144 УК Украины [251][115]).

Субъектом мошенничества может быть как частное, так и должностное лицо. Следует отметить, что субъектом мошенничества долгое время признавалось лишь частное лицо, совершение же мошенничества должностным лицом рассматривалось как злоупотребление властью или служебным положением [182,183, 325][116]). Однако, в последнее время судебная практика пошла по другому пути, квалифицируя мошенничество, совершенное должностным лицом, если оно с целью обмана или злоупотребления доверием злоупотребляет властью или служебным положением, по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующими частями статей 143 и 165 УК Украины (абз.3 п.20 указанного постановления Пленума) [251][117]).

В качестве квалифицирующих признаков мошенничества указаны те существенные обстоятельства, которые отражают повышенную степень общественной опасности содеянного и личности виновного по сравнению с основным составом преступления, что влияет на оценку меры ответственности лица. К ним относятся мошенничество, причинившее значительный ущерб потерпевшему, совершенное по предварительному сговору группой лиц, повторно, а также особо опасным рецидивистом.

Представляется также целесообразным рассмотреть состав мошенничества и по проекту нового УК Украины[118]).

В проекте нового УК мошенничество (ст.174) расположено в главе "Преступления против собственности”. Объективная сторона состава преступления остается неизменной и определяется как завладение имуществом или приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием. В качестве квалифицирующих признаков авторы проекта предусматривают следующие: совершение мошенничества повторно или по предварительному сговору группой лиц (ч.2); мошенничество в крупных размерах (ч.3); мошенничество, совершенное в особо крупных размерах или организованной группой (ч.4).

Сохранен в проекте нового УК Украины и такой состав преступления, как мошенничество с финансовыми ресурсами (ст.201), хотя в более ранних редакциях предлагалось заменить его получением кредита путем обмана. Преступление было определено в проекте как предоставление банку и другим кредиторам заведомо ложных сведений о хозяйственном или финансовом состоянии хозяйствующего субъекта или других данных с целью получения или увеличения размера кредита или льготных условий кредитования при отсутствии признаков мошенничества. По такому пути пошел и законодатель Российской Федерации, установив уголовную ответственность за незаконное получение кредита в новом УК отдельной статьей [148][119]).

Проект нового УК Украины содержит еще несколько составов преступлений, где употребляется термин "мошенничество". Это, во-первых, ст.333, устанавливающая ответственность за хищение, присвоение, вымогательство компьютерной информации или завладение ею путем мошенничества. Авторы проекта УК предлагают установить, в частности, уголовную ответственность за преступление, которое в литературе получило название компьютерного мошенничества[120]).

Следственно-судебные органы начали борьбу с компьютерной преступностью при помощи традиционных норм о краже, присвоении, злоупотреблении доверием, мошенничестве, однако, оказалось, что многие компьютерные преступления не охватываются составами таких преступлений. Например, И.А. Клепицкий отмечает, что простейший вид компьютерного мошенничества - перемещение денег с одного счета на другой путем "обмана компьютера" - не охватывается ни составом кражи (ввиду отсутствия предмета кражи - материального имущества - так как "деньги" существуют не в виде вещей, а в виде информации на компьютерном носителе), ни составом мошенничества, поскольку обмануть компьютер в действительности можно лишь в том смысле, в каком можно обмануть и замок у сейфа [323][121]).

В связи с этим некоторыми авторами предлагалось дополнить ряд составов преступлений, в том числе и состав мошенничества, таким квалифицирующим признаком, отягчающим ответственность, как совершение преступления с использованием средств вычислительной техники [24][122]). Это предложение не нашло поддержки, так как нельзя до бесконечности наполнять конкретные составы преступлений новыми квалифицирующими признаками. Учитывая, что компьютерные преступления возможны в различных отраслях жизнедеятельности, а также специфичность объекта посягательств, законодатель Российской Федерации в новом УК выделил их в самостоятельную группу преступлений [70, 206, 323][123]). Это предлагают и авторы проекта нового УК Украины, поместив ст.333 в раздел XVI "Преступления в сфере использования автоматизированных электронно-вычислительных систем". На сегодняшний день трудно оценить конструкцию состава преступления, предусмотренного ст.333 проекта, так как она еще не прошла апробации следственной и судебной практикой, но, установление наказуемости таких действий не вызывает сомнений.

Кроме этого, в проекте УК уголовная ответственность установлена за завладение путем мошенничества огнестрельным оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами или радиоактивными материалами (ст.236); наркотическими средствами, психотропными веществами и прекурсорами (ст.ст.282, 286, 294) или оборудованием для их изготовления (ст.287); оружием, боеприпасами, взрывчатыми или иными боевыми веществами, средствами передвижения, воинской или специальной техникой военнослужащими (ст.380).

Анализ указанных норм проекта показывает, что авторы придают термину "мошенничество" широкое толкование, что характерно для законодательства ряда европейских стран и США [143, 187, 267][124]), где практически любые обманные действия, направленные на завладение собственностью, признаются мошенничеством. Учитывая историю развития понятия мошенничества, теорию и практику применения норм о мошенничестве, структуру действующего УК и проекта нового УК, представляется, что целесообразным было бы в проекте УК оставить единую норму, устанавливающую ответственность за мошенничество, а в указанных статьях проекта термин "мошенничество" заменить иными терминами или изменить конструкцию составов этих преступлений.

Состав мошенничества же, изложенный в ст.174 проекта, в целом определен удачно. Такое понимание мошенничества сложилось и в науке, и практике, да и в правосознании граждан и, думается, нет необходимости его изменять.

Надо отметить, что как состав преступления мошенничество безлико, но как "живое" преступление - мошенничество многолико. Поэтому юридический анализ состава преступления мошенничества будет "черствым" без его криминологической характеристики.

ВХОД

БИБЛИОТЕКА (БЕТА):

"LEX" - Правовой портал Украины © 2016Анализ интернет сайтов