История борьбы с мошенничеством - Правовой портал Украины
LEX       
Правовой портал


МЕНЮ

Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

При заполнении заявки в качестве своего города укажите КИЕВ
конструктор договоров Украина

РАЗДЕЛ І

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ

ХАРАКТЕРИСТИКА МОШЕННИЧЕСТВА

1.1. История борьбы с мошенничеством

Мошенничество относится к числу древнейших общественно опасных деяний. Обман, как способ завладения имуществом, был известен еще законодателям Древнего Рима [236, 339][1]). На Руси же наказание за мошенничество было установлено значительно позже. Термин "мошенничество” произошел от слова "мошна”, под которой понималось сумка, кошель, мешочек с завязкой для хранения денег [79,331][2]). Соответственно под мошенничеством понималось похищение такой мошны, а мошенником назывался "карманщик, тяглец, карманный вор; зернщик, обыгрывающий людей по базарам; воришка, обманщик” [79][3]). По мнению большинства исследователей, первое упоминание о мошенничестве содержится в Судебнике Ивана Грозного: "А мошеннику та же казнь, что и татю” (ст.58) [307][4]). В.А. Рогов отмечает, что в период земско-губных реформ того времени масштабное распространение получили ложь и хитрость, поразившие русское общество, в связи с чем в Судебнике закономерно появляются термины "мошенник", "обманщик", "татины (лживые) речи" [269][5]). Распространению мошенничества способствовало и развитие торговли как на внутреннем, так и на внешнем рынке. Однако какие обманные действия следует относить к мошенническим Судебник не устанавливал. "Есть основания предполагать, что обман мошенничества состоял в облегчении совершения татьбы, так что мошенничество было ловкой, но мелкой кражей. На это намекает и само название преступления”, - указывал И.Я. Фойницкий [339][6]).

Как видим, мошенничество ставилось в один ряд с воровством или татьбой, что подтверждается и дальнейшим развитием русского законодательства. Впервые определение мошенничества было сформулировано в Указе Екатерины ІІ 1781г. "О суде и наказании за воровство разных родов и о заведении рабочих домов во всех губерниях”, который устанавливал три вида татьбы: воровство-кражу, воровство-мошенничество и воровство-грабеж. Воровство-мошенничество становится самостоятельным преступлением, занявшим место между кражей и грабежом. "Воровство-мошенничество есть, кто на торгу или в ином многолюдстве у кого из кармана что вымет, обманом или вымыслом, или внезапно у кого что отнимет, или унесет, или от платья полу отрежет, или позумент спорет, или шапку сорвет, или купив что, не сплатив денег, скроется, или обманом или вымыслом продаст или отдаст поддельное за настоящее, или весом обвесит, или мерою обмерит, или что подобное обманом или вымыслом себе присвоит ему не принадлежащее, без воли и согласия того, чье оно” [234][7]).

В "Правах, по которым судится малороссийский народ", которые вполне правомерно считаются проектом первого известного в Украине кодекса украинского права, также не проводилось различия между татьбой, воровством и мошенничеством. Так, в артикуле 8 "О наказании и казни за небольшое воровство" главы 24 "О ворах и наказании и казни их, также и о прочем по делам татейным" говорилось: "Воров, мошенников, которые в день крадут различные вещи и, явно похищая, убегают, за первым пойманным на таком воровстве бить у столпа розгами или плетьми; за другим - ухо резать; за третьим - нос урезать или на челе железом знак выжечь; а сверх того наказания, за вторым и третьим приводом у столпа, привязанных на публичном месте, бить розгами, либо плетьми; а который снова на воровстве пойман, такой должен быть повешен" [252][8]).

Такое понимание мошенничества, сходное с грабежом и кражей, с несущественными изменениями в редакции было перенесено и в Свод Законов Российской Империи[9]), "где наряду с постановлениями о воровстве-мошенничестве предусматривалось множество случаев обмана, отчасти собранных под рубрикой "лживых поступков” и "подлогов”, отчасти разбросанных в других местах ХV тома” [346][10]).

Попытка собрать имущественные обманы в одно преступление была предпринята в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845г. - первом кодифицированном источнике российского уголовного права [242][11]). Мошенничеством признается всякое, посредством обмана учиненное, похищение чужих вещей, денег или иного движимого имущества (ст.1665 главы III "О похищении чужого имущества" раздела XII "О преступлениях и проступках против собственности частных лиц"). Такое понятие мошенничества давало возможность отграничить его от других имущественных преступлений, определило предмет мошеннического посягательства. В таком виде оно было сохранено и в Уложении о наказаниях редакций 1857, 1866 и 1885 гг. [310][12])

Под обманом при мошенничестве понималось "заведомое намерение обморочить другого, искажение истины” [339][13]), "ложь, выдаваемая за истину, вовлечение другого в заблуждение посредством надувательства” [223][14]). Следует отметить, что русские криминалисты считали, что содержанием обмана могут быть обстоятельства, относящиеся только к настоящему или прошедшему времени. Обман в отношении обстоятельств будущего признавался либо вообще невозможным, либо уголовно ненаказуемым [338][15]).

Несмотря на то, что законодатель предметом мошенничества указал только движимое имущество, многие криминалисты отмечали, что предметом мошенничества может быть не только имущество движимое (наличное и долговое), но и недвижимое, а также не только имущество, но и права, имеющие имущественную или материальную ценность [233, 338][16]).

В ст.1665 Уложения был определен основной состав мошенничества без указания санкции. В соответствии со статьями 1666 и 1667 Уложения мошенничеством признавались также преступления, указанные в статьях 173-176 Устава о Наказаниях [328][17]). Уложение предусматривало и другие виды завладения чужим имуществом посредством обмана, указанные в том же XII разделе, в главе IV "О присвоении и утайке чужой собственности"; а также в главе V "О преступлениях и проступках по договорам и другим обязательствам" (ст.ст.1688, 1689, 1693, 1699-1702, 1705). "Закон и этим преступлениям придает значение мошенничества и приурочивает их к последнему; такое заключение несомненно вытекает как из сходства между собой некоторых статей, помещенных в законах о мошенничестве и в главе о преступлениях по обязательствам...", - писал по этому поводу Н.Д. Сергиевский [288][18]).

Учитывая, что часть имущественных посягательств, совершаемых с помощью обмана, все-таки осталась в Уложении о наказаниях в качестве самостоятельных составов преступлений, составители Уголовного уложения 1903г. еще раз попытались выработать общее понятие мошенничества. Согласно ст.591 Уголовного уложения к мошенничеству относилось: 1) похищение посредством обмана чужого движимого имущества с целью присвоения, 2) похищение чужого движимого имущества с целью присвоения посредством обмера, обвеса или иного обмана в количестве или качестве предметов при купле-продаже или иной возмездной сделке, 3) побуждение посредством обмана с целью доставить себе или другому имущественную выгоду к уступке права по имуществу или по вступлению в иную невыгодную сделку по имуществу.

К особым видам мошенничества по Уголовному уложению относились сбыт предмета под видом запрещенного уголовным законом к обращению или под видом добытого преступным деянием (ст.592), обманы при продаже и залоге недвижимости (ст.593) и страховой обман (ст.ст.594, 598) [309, 346][19]).

В связи с тем, что не все нормы Уголовного уложения 1903г. были введены в действие, мошеннические посягательства квалифицировались по Уложению о наказаниях 1885г. до 1917г.

В первые годы Советской власти специальных постановлений об ответственности за мошенничество не существовало. Уголовное законодательство этого времени объединяло посягательства против собственности в родовое понятие "хищения”, ответственность за которые наступала по различным декретам СНК [226][20]).

Первый Уголовный кодекс[21]) Украины 1922г. в ст.187 определил мошенничество как присвоение с корыстной целью имущества или права на него посредством злоупотребления доверием или обмана. Преступление было помещено в главу "Имущественные преступления”. Законодатель признал также необходимым включить в состав преступления в качестве способа совершения помимо обмана и злоупотребление доверием [371][22]).

Злоупотребление доверием было и ранее известно русскому уголовному праву. Под ним понимались противоправные деяния, причиняющие ущерб, который заключался в употреблении во зло данного лицу полномочия или оказанного ему особого доверия по ведению дел. Ответственность за такие деяния наступала по различным статьям Уложения о наказаниях: лживые представления и счета приказчика хозяину - ст.1190, злоупотребление доверием членами обществ, товариществ и компаний - ст.1198, злоупотребление бланком - ст.1694, купля имущества у несовершеннолетних - ст.1703, злоупотребление доверием со стороны поверенных - ст.ст.1709-1710 и др. [223][23]) Уголовное уложение 1903г. предусматривало ответственность за злоупотребление доверием уже в одном составе, расположенном в главе "О необъявлении о находке, присвоении чужого имущества и злоупотреблении доверием”. Так, по ст.577 наказывался виновный, который по доверенности или иному законному полномочию имел попечение о чужом имуществе или имущественном интересе и употребивший данное полномочие заведомо во вред вверенному ему имуществу или имущественному интересу, если от этого злоупотребления вред последовал, а также опекун, виновный в присвоении состоящего в его опекунском заведовании чужого движимого имущества [309][24]).

Соединение же в качестве способов мошеннического посягательства обмана и злоупотребления доверием было характерно только для советского законодательства, "... не встречающейся более нигде - ни в законодательстве, ни в теории”, - писал М.Д. Шаргородский [355][25]).

УК УССР 1927г. оставил состав мошенничества (ст.180) в прежней редакции, заменив термин "присвоение” на "получение” и исключив определение обмана из статьи. Наказание было установлено в виде лишения свободы на срок до двух лет или принудительных работ. В качестве квалифицирующего признака (ч.2 ст.180) было закреплено мошенничество, имевшее своим последствием причинение убытка государственному или общественному учреждению, которое наказывалось лишением свободы на срок до пяти лет [372][26]).

Дальнейшее усиление ответственности за мошенничество связано с принятием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947г. "Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества” [283][27]).

Указ устанавливал ответственность за все виды хищений государственного и общественного имущества независимо от способов, при этом наказание за хищение государственного имущества было более строгим, чем наказание за хищение общественного имущества. В качестве квалифицирующих признаков Указ предусматривал повторность, хищение организованной группой и в крупных размерах. В связи с принятием этого Указа не подлежала применению ч.2 ст.180 УК УССР[28]).

Принятый в то же время Указ Президиума Верховного Совета СССР "Об усилении охраны личной собственности” повысил ответственность за такие преступления против личной собственности как кража и разбой [283][29]). Ответственность за мошенничество осталась неизменной и наступала по ч.1 ст.180 действующего УК.

Выделение в законодательстве в особую группу преступных посягательств против государственной и общественной собственности было закреплено в УК УССР 1960г. [373][30]) Кодекс содержит две главы, устанавливающей ответственность за преступления против собственности: глава ІІ "Преступления против социалистической собственности” (сейчас - против государственной и коллективной) и глава V "Преступления против личной собственности” (сейчас - индивидуальной). Ответственность за мошенничество против государственной собственности наступает по ст.83 УК, против индивидуальной собственности - по ст.143 УК. Мошенничество определено в УК как завладение индивидуальным имуществом граждан или приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием[31]).

Законодатель установил и различное наказание за преступления против социалистической собственности и преступления против личной собственности. Так, мошенничество по ст.83 УК наказывалось лишением свободы на срок до трех лет, по ст.143 УК - лишением свободы на срок до двух лет. В связи с постоянным ростом корыстной преступности в 90-х годах ответственность за мошенничество была значительно повышена только в 1993г. [379][32])

Распространение в кредитно-финансовой системе случаев, связанных с обманным получением денежных средств, привело к необходимости и здесь криминализировать ряд деяний. Так, в январе 1994г. УК был дополнен ст.1485, которая устанавливает ответственность за мошенничество с финансовыми ресурсами [380][33]). Этот состав определяется как предоставление гражданином-предпринимателем или учредителем или собственником субъекта предпринимательской деятельности, а также должностным лицом субъекта предпринимательской деятельности заведомо ложной информации государственным органам, банкам или другим кредиторам с целью получения субсидий, субвенций, дотаций, кредитов или льгот по налогам при отсутствии признаков хищения [221][34]). Необходимость дополнения УК данным составом была продиктована временем, однако законодательная конструкция состава мошенничества с финансовыми ресурсами представляется громоздкой и не очень удачной. Тем более, что мошенничество традиционно рассматривается как хищение и преступление против собственности, мошенничество с финансовыми ресурсами же - хозяйственное преступление, объектом которого являются общественные отношения, связанные с использованием финансовых средств, переданных в качестве финансовой помощи.

Выше мы рассмотрели только одну из сторон борьбы с мошенничеством - наказуемость этого общественно опасного деяния в историческом аспекте. Термин же "борьба с преступностью" в криминологии понимается гораздо шире. Как указывает А.И. Долгова, он применяется для обозначения сложной системно-структурной деятельности, имеющей цель добиться снижения преступности и степени ее общественной опасности, устранить или нейтрализовать факторы преступности [171][35]). Борьба с преступностью - это одна из сфер социального управления в широком смысле слова, которое включает в себя: 1) воздействие на причины и условия (факторы), порождающие преступления, виды (группы) преступлений и преступность в целом; 2) воздействие на лиц, совершающих преступления, саму преступность в целях недопущения рецидива преступлений и самодетерминации преступности; 3) правоохранительная деятельность по пресечению и раскрытию преступлений, выявлению виновных и их наказанию [171][36]). "Эффективная борьба с преступностью..., - отмечает по этому поводу И.Н. Даньшин, - возможна и необходима в двух тесно связанных между собой направлениях. Во-первых, это применение предусмотренного уголовным законом наказания к лицам, совершившим преступления; во-вторых - предупреждение государством и обществом еще не совершенных, но вероятностных общественно опасных проявлений" [83][37]). История свидетельствует, что законодатель постоянно совершенствовал норму, устанавливающую ответственность за мошенничество, и периодически ужесточал наказание за такие действия, так как мошенничество временами получало широкий размах, проникало во все сферы общества.

Сложнее обстоит вопрос с предупреждением мошенничества. Для того, чтобы предупредить общественно опасное явление, необходимо, в первую очередь, его познать, выявить причины и условия, а затем принимать меры предупредительного воздействия. Одно из первых исследований мошенничества времен Советской власти было проведено сотрудником Московского кабинета по изучению личности преступника и преступности Л. Скляром по просьбе Президиума Московского Совета для ознакомления с преступным миром столицы [289][38]). Некоторые данные о личности мошенников содержались в отдельных научных публикациях [365][39]), либо в различных разрозненных статистических данных [41, 53,312][40]). Комплексное исследование мошенничества в то время проведено не было, а запрет криминологии, скрытость данных официальной статистики на длительное время наложили табу на его изучение. Возрождение криминологии в 60-х ознаменовало собой и всплеск криминологических исследований, в том числе и мошенничества. Исследованием мошенничества занимались А.А. Герцензон [55][41]), М.П. Клейменов [141][42]), О.В. Рудзитис [274][43]), И.Н. Даньшин [85][44]), А.Ф. Зелинский [118][45]), А.И. Гуров [73][46]), С.В. Косых [157][47]). Результаты их исследований внесли весомый вклад в развитие криминологических знаний о мошенничестве. Однако эти исследования были проведены в 60-80-х годах, преступность же в целом и мошенничество в частности в связи с социальными, экономическими и политическими преобразованиями в стране изменились и количественно и качественно, поэтому данные указанных авторов уже не в полной мере отвечают реалиям сегодняшнего дня.

Так, А.А. Герцензон в свое время писал: "В современных условиях мошенничество как отрасль "уголовного промысла" в значительной мере утратило свою квалификацию. Современный мошенник несомненно дисквалифицировался, о чем свидетельствуют примитивные способы совершения преступления и, в особенности, тот факт, что мошенники "при случае" совершают другие виды преступлений, в особенности кражу" [56][48]). Но результаты нашего исследования убеждают в обратном. Необходимо также сказать, что мошенничество традиционно относилось к общеуголовной корыстной преступности, между тем большинство таких преступлений совершается профессиональными преступниками. О криминологическом аспекте борьбы с мошенничеством речь пойдет далее, а сейчас мы рассмотрим состав мошенничества против собственности граждан по действующему УК Украины.

ВХОД

БИБЛИОТЕКА (БЕТА):

"LEX" - Правовой портал Украины © 2016Анализ интернет сайтов